Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Древнейшие памятники Куликовской битвы

Древнейшие памятники Куликовской битвы. Глава 10.
В данной главе речь пойдёт не о современном мемориале официального Куликова поля, а о древних памятниках, которыми отмечена Великая победа. Начиналась эта эпопея лично Дмитрием Донским, а потом такой возможности не было 200 лет. Верхнее Подонье подверглось тотальному опустошению с 1382 года, после нашествия хана Тохтамыша. Татаро-монгольское иго закончилось в 1480-м после Стояния на Угре, однако разбойные кочевники не давали здесь жить и строить поселения. Люди ушли на север под защиту крепостей, стоявших южнее Оки. Границу укрепили в конце 16 века, поставили новые крепости на местах сожжённых, население стало возвращаться в край нижней Непрядвы. Благодарная Русь почтила память своих сыновей на рубеже 16-17 столетий. Вместе с поселениями вставали православные храмы-памятники, а самые первые попали в писцовые книги уездов.
Начало 4-го раздела смотрите в 1-й главе «Перед Полем Куликовым» на данном портале http://62info.ru/history/node/15469
Foto_71__Troitskij_monastir_v_Lebedyani.jpg
Свято-Троицкий монастырь в Лебедяни
Дон, Меча, Непрядва – таков короткий список географических ориентиров Куликова поля. Дон и Меча остались на своих местах, а вот с Непрядвой получился курьёз. Беженцы ушли с легендарной реки вверх по Дону на 70 километров, на другую Непрядву. На прежнем месте осталась Славная река, наречённая так самим Дмитрием Донским после победного сражения. Кроме неё в точке Березуя появилась Победная. Мечу в наше время совсем не вспоминают – оказалась далековато от верхней Непрядвы, потерялась как отметка. Нижняя Непрядва два века находилась в плену у кочевников и медленно забывалась, новая – постепенно набирала число сторонников (исчерпывающим образом этот исторический казус описан в главе «Две Непрядвы»). Память о старой Непрядве гасили долго, и только в 20 веке посмели поставить первый храм на официальном поле битвы. Дмитриевская церковь в Берёзовке построена в конце 19 века, а храм Сергия Радонежского – в 1914-17 годы и освящён в 1918-м. Здесь стоят новоделы победившей ложной версии, основанной только на названии реки. Убери из этих мест Непрядву, и вся государственная версия – неправда, рухнет.
Реакция общества на письмо Степана Нечаева тульскому губернатору Васильеву от 1820 года, по увековечиванию памяти Куликовской битвы, весьма наглядно отразилась в документах. (Смотрите фрагмент письма в главе «Перед Полем Куликовым»). В этот период, в период эйфории по случаю победы над Бонапартом, вспомнили славную битву на Куликовом поле. Поэтому Церковь поддержала инициативу Нечаева и объявила сбор средств на установку храма-памятника.
Архивист Николай Селезнёв случайно обнаружил подробный отчёт:
«Рапорт благочинных города Липецка и округи о постройке церкви на Куликовом поле.
Лист 28:
Рапорт благочинного Вознесенской церкви г. Липецка Косьмы Пескова в Духовное управление от 03 мая 1826 года, на объявление мной указа на добровольное пожертвование на устроение храма на Куликовом поле.
Все священники на выше означенный указ, из коих к поддержанию на выше означенный предмет не оказалось. О чём Духовному управлению почтенно рапортую.
Лист 29:
Рапорт благочинного липецкой Дмитриевской церкви священника Стефана Григорьева Хавского.
Во исполнение указанного предписания, собрано мною на устроение храма на Куликовом поле серебром по курсу 16 рублей, которые при сём в оное управление благопочтительно представляю.
Лист 30:
Рапорт благочинного Липецкой округи села Ивановского иерея Авраама Васильева на ваш указ, как многим моим убеждением и почти с насилием собрано мной 7 рублей 90 копеек, которые при сём рапорте представляю.
Лист 31:
Денежные приношения на сооружение храма во имя преподобного Сергия Чудотворца на Куликовом поле в честь победы, одержанной над татарами. В селе Петровского района сам благочинный внёс 2 рубля. Другие священники от 20 рублей 50 копеек. Всего 12 человек из 12 сёл»
(79).
Затея с треском провалилась. Причина понятна: простые люди и сами священники сомневались в правильности локализации места сражения, поэтому отказывались платить, даже под сильным давлением. И не подумайте, что у населения не было денег. Подобные сборы на устройство храмов всегда охотно поддерживались. Почитайте отчёты в церковных изданиях. Храм Сергия Радонежского на ложном месте построил на свои деньги Юрий Степанович Нечаев-Мальцов через сотню лет после этого провала.
Проблема с Куликовым полем возникла через 200 лет после битвы. В это время верхняя Непрядва появилась в документах о сторожевой службе и в межевых книгах, а это уже документы, а не устные предания. В крае стояли крепости Епифань и Старый Данков. Сменилось шесть поколений, и потомки беженцев забыли боевую реку и уверовали, что Непрядва истинная и единственная, тем паче, что на летописном месте текла некая Славная река, непонятно, за что перехвалённая. Новые поселенцы Данковского уезда взялись яростно «поправлять» названия, поэтому искусственным образом возникла современная Перехвалка. Само её название указывает на конфликт. Кого, с кем? Понять не трудно – нового населения с коренным. Разумеется, новое население – это то, которое вернулось на земли предков в Лебедяно-Данковский край. Жителей, всегда остававшихся в этих местах, было мало, их голос звучал слабо и неубедительно, поэтому появились Перехвалка и Перехвал, и ещё Глинка вместо Смолки – над моими предками просто надсмеялись.
Крестьян было много, однако, кто и когда их слушал? А что за деятели более знатного рода выступали в крае на тот период времени? Трое братьев бояр, дядей царя Михаила: Иван, Александр и Василий с начала 17 века отмечены крупными владельцами земель на южной окраине Лебедянского уезда в селах Романово Городище (Ленино) и Большие Студёнки, в деревне Малые Студёнки Липские под современным Липецком. Все они Никитичи, да ещё Романовы (80). А в это же время Фёдор Никитич, четвёртый из братьев, скрывался от преследований Бориса Годунова в лебедянской Ильинской церкви. Став патриархом московским Филаретом, в 1621 году благословил устройство Троицкой обители на Яблоновой поляне близ вертепного оврага у Ильинской церкви. В 1642 году игумен Манассия заложил здесь пятиглавую соборную церковь во имя Пресвятой и Живоначальной Троицы (81). Правнук Филарета, Пётр Великий, подарил монастырю особо ценное Евангелие, отметив заслугу Лебедянского края перед Романовыми. По легендам, Романовы вышли из Романцовского уезда, который значится в документах от 1483 года. Их фамилию связывали с селом Романов Рог, позднее – с селом Романово, а изначальное происхождение выводили от рязанского князя Романа, убитого в Золотой Орде.
В наше время никто уже не помнит, почему овраг был вертепным? Полагаю, в нём было языческое капище с идолами, ныне утраченное. Другой вертеп с каменными статуями, названный в межевых книгах «вертебищем самородным», сохранился на берегу реки Павелки [15].
В XVI веке село Вослеба под Скопиным принадлежало к вотчинам крупнейших бояр Александра и Василия Никитичей Романовых, которым царь Михаил Федорович приходился родным племянником. Затем вослебовские земли перешли к Алексею Михайловичу.
Кроме Романовых, в документах Данковского уезда отметился московский дворянин Вельяминов Никита Дмитриевич, который ещё в 1605 году владел сельцом Лебедянское Городище (82). Не могу доказать его родственную связь с Тимофеем Васильевичем Вельяминовым, московским тысяцким, который командовал пехотой на Поле Куликовом. Однако эта фамилия единственная, которая встречается в документах обоих периодов, и Тимофей Васильевич подошёл бы на роль хранителя традиций.
Foto_66__Patriarh_Iov.jpg
В среде духовенства не принято хвастаться своими личными трудами. Считается, что Бог помнит всё и воздаст всем по заслугам. Лишь о некоторых деятелях Церкви составлены жития или биографии. Плодотворная деятельность патриарха Иова по увековечиванию памяти Куликовской битвы отмечена на рубеже 16-17-х веков. Престол он занял в 1589 году, а с 1571-го служил архимандритом в Симоновом монастыре, известном захоронениями героев, среди которых Пересвет и Ослябя, живо интересовался русской историей, наладил печатание книг, укреплял православие в южных областях Руси, несколько лет служил митрополитом в Коломне, а оно – тоже памятное место. В этот период Русь отметила 200-летний юбилей Куликовской битвы. Патриаршая деятельность святителя пришлась на активный период установки первых храмов-памятников. Прямым свидетельством деятельности Иова служит Донской монастырь, основанный в Москве набожным царём Фёдором Иоанновичем в 1591 году, для хранения иконы Донской Богоматери, подаренной донскими казаками Дмитрию Ивановичу перед Куликовской битвой (смотрите подробнее в главе «Экскурс в историю казачества»). Связь здесь может быть только прямая – все новые церкви и монастыри открывались с благословения патриарха. Стану утверждать, что именно этот святитель земли русской спланировал всю систему благодарственных памятников в честь Куликовской битвы.
С него всё начиналось, с первого патриарха Руси – с Иова. Его яростную деятельность прервал Лжедмитрий Первый, которому Иов отказался присягнуть в 1605 году. Храмы-памятники начального периода поставили вместе с сёлами, а вот перепись до 1613 года не проводилась. Сёла Перехваль, Архангельское (Губино), Романов Рог, Дмитриевское-на-Вёрде на дату 1613 года уже стояли с храмами, а на других местах пока значились деревни или починки. Справедливо сказать, царствование последнего Рюриковича – Фёдора Иоанновича, было весьма активным. Он укрепил южные рубежи Руси, возродил Елец в 1592 году, основал Белгород в 1598-м.
В Лебедяно-Данковский край на исконные земли вернулось русское православное население. Историческая память была свежа, Святая Русь ждала своего часа и отдала свой долг достойно. Поражает пронзительная осмысленность всего комплекса, созданного религиозными деятелями. Несмотря на происки оппонентов, на боевом пути в полном величии встали 12 храмов-памятников и монастырей от точки летописного Березуя до Красного холма, а их число повторило символическую цифру. Предшествующий путь Великого князя московского Дмитрия Ивановича был обычным военным маршем, а в точке Березуя перешли к активным боевым действиям.
Ris__8__Hrami-pamyatniki.jpg
Русь стала подниматься после Смуты с воцарения Михаила Романова. Появилась возможность завершить дело, установка храмов-памятников возобновилась. Реальным правителем был Филарет Никитич – избранный патриархом с 1619 года, отсюда вытекает полное единство мнения на высшем государственном уровне по месту Куликова Поля. В истории отмечена бурная деятельность Филарета и его увлечение древними документами. Думается, патриарх впитал сведения из летописей, и подкрепил преданиями во время пребывания в Лебедянском крае. Последние ревнители Куликова Поля умерли: патриарх Филарет в 1633 году, а болезненный царь Михаил Фёдорович в 1643-м. Несомненно – это апологеты Куликова Поля на истинном месте. Примерно, в течение шестидесяти лет продолжалась грандиозная работа Русской Православной Церкви по открытию памятников, и она завершила святое дело. К середине 17 столетия все рассмотренные ниже по тексту храмы-памятники существовали.
Патриарх Никон, служивший до 1676 года, имевший на Руси влияние большее, чем царь Алексей Михайлович, провёл в 1653-56 годах реформу Церкви, которая привела к большому Расколу. Полагаю, что в период Раскола мнение высших деятелей государства и Церкви по памятникам Куликова поля (здесь, как географическое понятие) поменялось на обратное. Реформаторы сбросили с исторической сцены более мелких ревнителей и хранителей старых традиций. Начиная с этого рубежа, историческая память о месте Куликова Поля (поля сражения) стала угасать в среде духовенства. Патриарх Иов канонизирован в начале 21 века. Откуда такая долгая проволочка? Из-за его позиции по месту Куликова Поля. Считали её ошибочной. Это всего лишь моё личное предположение.
Все русские летописи писали монахи. Монастыри были хранилищами рукописей и устных преданий. В них жила историческая наука, и сама история. Прямо сказать, на религиозных деятелях держалась вся культура государства древней эпохи. У иерархов Церкви этого периода место Куликова Поля не вызывало никаких сомнений. Право давать новые имена селениям и речкам было у гражданского населения, а правом ставить храмы и освящать их обладала Русская Православная Церковь. Она не вмешивалась не в свои дела: Перехвалка – пусть будет Перехвалка. Ею решался главный вопрос, где следовало ставить храмы и какие?
Foto_79__Hram-chasovnya_Dmitriya_Donskogo.jpg
Благодарные потомки построили храм-часовню в честь Святого благоверного великого князя Дмитрия Донского в Спасо-Андрониковом монастыре города Москвы, через который великий князь с триумфом возвратился в столицу и поклонился древнейшей иконе Спаса Нерукотворного. Здесь, на старом кладбище, похоронены воины – участники Куликовской битвы. Но это уже храм-памятник нашего времени, а историческая память и традиция проявилась через шесть веков.
В древние времена на Руси не ставили скульптурных идолов, привычных всем нам. Памятниками служили храмы, которые посвящали небесным покровителям знаковых событий. Церкви по обыкновению строили в уже существовавших поселениях, поэтому их часто приходилось переименовывать и присваивать названия по престолу храма, чтобы они тоже несли символическую смысловую нагрузку, напоминавшую о событиях.
Подчеркну в который раз: только на исконных местах куликовских событий все исторические и географические ориентиры идеально соответствуют описанию, а церковные памятники с абсолютной точностью отмечают знаковые летописные места. Поражает безупречная осмысленность всего комплекса. Подобный, тщательно продуманный подход, в русской истории больше не встречается. Великое дело призвало гениальных творцов, которые ждали своего часа 200 лет, и воплощали его примерно 60 лет.
Что же происходило до и после Смутного времени? Практически на пустой территории строились поселения, и в них вставали церкви. Ничто не мешало расставить храмы-памятники согласно мудрой церковной логике. Главные хранители исторической памяти – служители Церкви, не сомневались в своей правоте. Для примера, вспомните, сколь скрупулёзно Русская Православная Церковь отнеслась к вопросу захоронения останков Царской Семьи. Несмотря на положительное решение научной экспертизы, у церковных деятелей остались сомнения.
Примерно к 300-летнему юбилею битвы ложная версия, искусственно и упорно насаждаемая, сделала своё чёрное дело. Позиции истины слабели, а печатное слово укреплялось, и было подхвачено государственной властью. После смерти Михаила Фёдоровича стали появляться поправленные летописи, подогнанные под поле у верхней Непрядвы (подробнее смотрите в главе «Дорожная карта Куликова поля). Другой исторической вешкой может служить факт посещения Петром Первым ложного места битвы в начале 17 века, которое ему подали, как истинное. Поскольку поле сражения и братская могила не были выявлены, царь отдал распоряжение о сохранности вековых дубов. Всего лишь.
Устные предания теряют подробности от поколения к поколению. В момент внесения верхней Непрядвы в документы о сторожевой службе ещё понимали, что это другая Непрядва. Хранители памяти постепенно уходили, а печатное слово выглядело с каждым годом убедительней и постепенно увело историю Куликова поля на ложный путь. Куда было тягаться простым мужикам и рядовым священникам с блистательными дворянами Нечаевыми и царями. Хотя Нечаевы проявились и активизировались в 19 веке, уже на последнем этапе, а служителям Церкви, вообще, не пристало перечить властям.
Оставшись последним, что помнил я со слов учителя школы из села Большое Попово, что носил в себе 50 лет? Помнил, что Донцов Виталий Тихонович на уроке истории рассказывал о Куликовской битве на лебедянских полях у Гусина брода, о кровавой сече на Красивой Мече, прямо из школьного окна показывал на Красный холм. Откуда он это знал? Место Куликовской битвы к этому времени уже потеряли. От нескольких земляков слышал о существовании старой брошюры, в которой была опубликована версия о битве на Лебедянских полях. Ну, как всегда, люди не запомнили, ни автора, ни её названия. Мои расспросы ничего не дали. По сведениям из Ростовской летописи, автор нашёл Куликово Поле в соседнем Данковском районе на самой границе с Лебедянским в 2009 году.
Вот мы и подошли к самому главному. Далее разберу и перечислю основные вешки победного пути настолько подробно, насколько располагаю документами на данный момент времени. Храмы-памятники, вставшие на нём, чередуются в удивительном логическом порядке в соответствии с религиозной символикой, которую даже человек, не имеющий духовного образования, способен осмыслить и понять. Понять, какими соображениями служители Церкви того периода времени руководствовались. Уже неоднократно говорено выше: следовать логике умных деятелей, да ещё на родной земле – легко.
Теперь приглашаю читателей перенестись со мной в прошлое лет на 400 и проследовать славным путём Дмитрия Донского.
Роль Березуя на Старом Кельце в летописях подчёркнута особо. Здесь 5 сентября 1380 года произошла серия крупных событий: состоялась встреча с Ольгердовичами, пришла духовная грамота от Сергия Радонежского с благословением на ратный подвиг, прибыли разведчики с благоприятными оперативными сведениями. В этой точке небесный покровитель Дмитрия Ивановича – Димитрий Солунский, вложил священный меч в руку полководца, который блистал и разил врагов до берегов Мечи:
«Тогда князь великий Дмитрей Ивановичь воступив во златое стремя, всед на свой борзый конь и взем свой мечь в правую руку, и помолися богу и пречистой его матери» (83).
«Позднее в память о полученном здесь благословении Преподобного великий князь Дмитрий основал на этом месте монастырь с двумя храмами: во имя великомученика Дмитрия Солунского (своего небесного покровителя) и преподобного Сергия Радонежского» (84).
Историческая связь поколений у хранителей преданий прервалась, поэтому современные монахи не помнят историческую роль своего монастыря, не помнят историческое место Куликова Поля. В советское время монастырь разрушили, а посох Пересвета передали в Краеведческий музей Рязани.

Над источником святого Пантелеймона на реке Победной, в селе Победном сохранилась Купель, из которой воины принимали благословение на битву, а по возвращении, святой водой залечивали раны. Дмитриевский монастырь находится напротив, за рекой Вёрдой.
_72__Tserkov_Arhangela_Mihaila_na_Kochurovke.jpg
Близ села Архангельского Милославского района Рязанской области на реке Кочуровке исследовано древнее городище. Предположительно, в момент Куликовской битвы здесь лежали руины летописного Дубка, двумя годами ранее сожжённого татарами, убегавшими по Дрысинской дороге, после поражения в битве на реке Воже. Шестого сентября армия пересекла пограничную черту русских земель, проходившую по рекам Кочуровка и Ранова. С этого рубежа Архангел Михаил, посланный Господом, распростёр крылья над войском и повёл к победе:
«Солнце ему ясно на въстоци сияет и путь поведает» (85).
В селе Архангельском, расположенном у этой черты, стоят руины церкви Архангела Михаила, сведениями о которой на данный момент не располагаю.
to_80__Tserkov_Dmitriya_Solunskogo_v_Dankove.jpg
Срезав кочуровский угол, армия подошла к донскому Ногайскому броду, который обозначен в современных картах севернее нового Данкова в зоне Доломитового карьера. Точка перед этим бродом знаковая, отмечена не случайно. Здесь сделали последний походный привал перед переходом на правый берег Дона, а в летописи попала дискуссия: переходить через Дон или не переходить, где переходить? Перешли не в этом месте. Ситуация ещё не сложилась, до её созревания оставалась половина суток. Церковь Димитрия Солунского встала в уездном Данкове в порядке логической очереди, а Христорождественская – подчеркнула особое значение Данковской земли, как хранительницы Великой победы, дарованной Спасителем.

Утром 7 сентября армия прошла по левому берегу отрезок в 15 км и попала к Романцовскому броду, который находится в селе Романово Лебедянского района. Это важнейшее место подробно описано в летописях. Разведка принесла сюда нужные сведения, определившие дальнейшие действия русских князей:
«Семен же Мелик поведаа великому князю, яко: «Уже Мамай царь на Гусин брод прииде, и едину нощ имеем межу собою, на утрие бо имать прийти на Непрядву. Тебе же, государю великому князю, подобает днесь исполъчитися, да не предварять погании» (86).
Стала понятна вся ситуация: в каких точках находятся семь армий, как союзников, так и противников. Мамай продолжал стояние на Красном холме в устье Мечи, а Багун пришёл на лебедянский Гусин брод. Такой расклад вынудил принять единственно правильное решение о переходе на правый берег Дона. В наше время над бродом к северу стоит на горке огромный кирпичный храм. В благодарность за удачную переправу, здесь устроили первую деревянную церковь, о которой говорится в документах 1613 года (87):
«Слобода Романов Рог. А в ней церковь во имя Архангела Михаила древена клецки. А в церкви оброзы и книги и ризы и колокола и всякое строенье мирское. А у той церкви поп Семён, дьячок Федько Агеев, пономарь Марко Семёнов, проскурница Оринка. Пашни церковные земли дватцать чети. Сена сорок копен, а пашня пахать тому попу и сено косить с казаки с романовскими в межах.
И всего на Романове Рогу в слободе за помещики и за оттоманы и за казаки шесть дворов помещиковых, да место дворовое, да шесть дворов крестьянских, да восмь дворов бобыльских».
В древности село Романово имело смешанный состав населения. В разных документах того периода оно записано и казачьей слободой, и помещичьим селом. В списке его жителей и владельцев земель Романовы не значатся, однако легенда о прямой связи с царским родом жива поныне. Легенда имела почву для прорастания, потому что всё кругом было «Романовское»: лес, сёла, владения, государи, патриарх.
Perehval_tserkov_Bogoroditsi.jpg
Церковь Рождества Богородицы в селе Перехваль
Площадка главной битвы, вошедшая в историю как Поле Куликово, находится в 6-ти км к западу от Романцовского брода. Единственный, дошедший до нас документ, описывающий её рельеф – это фрагмент Ростовской летописи, скопированный и опубликованный Александром Артыновым в 1892 году. По самому древнему периоду истории села Рождественского, упомянутого только в нём, можно высказывать предположения. Сложилась большая история – Перехвальские святыни Куликова Поля
Святынь Куликовской битвы в селе Перехваль четыре – это три часовни: Рождества Христова, Покрова Богородицы, Илии Пророка на Прощёном Колодце, и ещё есть церковь Рождества Христова. В данной статье разберу хронологию их посвящения реальным историческим событиям. Сразу же напрашивается вопрос: не много ли культовых объектов, для простого села в русской глубинке, на первый взгляд, ничем не примечательного?
Оппоненты любят задавать загадки второстепенного уровня. Одним из последних прозвучал вопрос: если битва была в точке села Перехваль, то почему местная церковь носит посвящение Христа, а не Богородицы, в день Рождества которой она состоялась? Почему, почему… Потому же самому, по царскому приказу: навести «порядок» твёрдой рукой, чтобы не было путаницы. Рука была твёрдой, но была ли голова компетентной и мудрой?
Активные деятели прошлых веков демонстрировали высокие чувства беспримерного патриотизма, выслуживались перед царём и Священным Синодом, поэтому, после назначения поля битвы на нечаевское поле под Епифань, истину топтали особенно яростно. Нынешние вовсе не комплексуют, легко идут на подтасовки, на передёргивание фактов и на прямой подлог.
Официальная историческая наука Ростовскую летопись не признаёт, считает фальшивкой, выдуманной Артыновым, наряду со всеми другими русскими и булгарскими летописями, потому что ни один параметр из них не ложится на нечаевское поле. К тому же на перехвальской площадке все гидронимы и топонимы были утеряны или растоптаны, кроме чудом уцелевшего Большого оврага. На прямой вопрос: на чём стоите, господа историки? Звучит чёткий ответ: на устоявшейся, общепринятой версии Степана Нечаева.
Двухсотлетний юбилей Куликовской победы отмечали при Иване Грозном, при этом мнение туляков оказалось весомее. Оно прошло через всю историю, обрело официальный статус стараниями Нечаевых, и пришло в наше время. В документы о Сторожевой службе попала только тульская Непрядва, от которой казачьи патрули вели отсчёт маршрута:
«Из Епифани: Сторожа вверх Сукромны и Непрядвы, а сторожам на ней стояти из Епифани трём человекам» (88).
А как поступили с другой Непрядвой, сеющей неразбериху? Нижняя Непрядва жила в народных преданиях и в летописях, но с летописными сведениями и хронологией уже тогда решили не считаться. Верхнюю Непрядву подняли, а нижнюю речку уничижительно растоптали до реки «Перехвал», постановили, что эта речка хвалёная, незаслуженно перехвалённая. К этому моменту все мелкие гидронимы забылись, затерялись. Голос хранителей преданий звучал слабее рупора Грозного царя.
Foto_78__Chasovnya_Rozhdestva_Hristova.jpg
Часовня Рождества Христова
Вернёмся «…к реке Непрядве и селу Рождественскому». Село здесь может быть Рождественским по одному из двух параметров – по храму, посвящённому Рождеству Христову, или по церкви Рождества Богородицы. Все будут правы, поскольку в данном месте, нет никаких документов, кроме народных преданий, в которых говорится, что Дмитрий Донской лично и сразу поставил церковь Рождества Богородицы. Её срубили на поле битвы, у братской могилы, для поминовения погибших. Братская могила в Перехвали есть, а на месте первой церкви в наше время стоит уже четвёртое по ходу времени сооружение – часовня Рождества Христова.
Первая – у братской могилы с 1380 года служила церковь, вероятно, Рождества Богородицы; вторая – церковь Рождества Христова – с 1613-го; третья – часовня Рождества Христова, с 1780-го – до 1930-х годов; четвёртая – новая каменная часовня Рождества Христова, с 2013 года.
Замечу, что на нечаевском поле нет могилы, и не обнаружено следов древней церкви. Храм Рождества Богородицы в селе Монастырщино, поставленный в 17 веке, прямого отношения к Куликовской битве не имеет. Это всего лишь отзвук событий 1380 года. На кладбище села есть захоронения не ранее 17 века, что доказано раскопками археолога Михаила Гоняного в 2014 году. Церковь Сергия Радонежского открыта в 1918-м.
Естественным образом, в момент освящения храма у братской могилы, к его приходу присоединили соседнее поселение, стоявшее у Большого оврага, которое в летописи стало значиться селом Рождественским. Разумеется, села с таким названием не могло здесь быть до Куликовской битвы. Было некое селение в устье Большого оврага, впадающего в нижнюю Непрядву, километрах в трёх от новой церкви. Его прежнее имя не попало в хроники, потому что имело смысл указать новое имя села.
oto_62__Proschyonij_kolodets_v_sele_Perehval.jpg
Прощёный колодец
Вряд-ли кто отыщет старое имя данного поселения, но можно выдвинуть вполне обоснованное предположение: оно называлось Ильинским. На каком основании? По летописному роднику на берегу нижней Непрядвы (Перехвалки). Над ним в 2006 году восстановлена часовня Илии Пророка на Прощёном колодце. Источник имелся здесь с глубокой древности, именно его святая вода благословляла русских воинов на Куликовскую битву. Не убедительно? Тогда примите к сведению реальный факт: престольный праздник в селе Перехваль отмечается в Ильин День, 2 августа, с древнейших времён и до наших дней. Замечу, не в день Рождества Христова, 7 января, не по престолу храма, и не в день Рождества Богородицы, 21 сентября, как следовало бы от Дмитрия Донского.
Село Рождественское – это новый топоним 1380 года, а источник Илии Пророка назван от времени Крещения Руси, и пользовался доброй славой с языческих времён. Чистый родник на берегу Нимряд-Непрядвы был особенно известен. Разве случайно татары именовали саму реку - «Нимряд», то есть называли её невкусной, мутной, не годной в питьё водой?
Колокол храма села Рождественского звонил над братской могилой и Славной рекой совсем недолго. В 1382 году случился набег султана Тохтамыша, который зачистил место ратной славы и сжёг даже саму стольную Москву, однако вернул великокняжеский престол Дмитрию Донскому. Край Непрядвы пришёл в запустение лет на двести. Его ужасное разорение отметил в записках митрополит Пимен, проплывший по Дону в 1389 году.
К концу 16 века район Славной реки стал заселяться служилыми людьми. Вслед за ними потянулось прочее население. Воинские люди служили царю и выполняли его волю. Это они унизили Славную реку, поставили на уровень Перехвалки, а вместо Рождественского появился Перехвал. Логика простая: славная Непрядва течёт на 70 км выше, а здесь вы, хилые аборигены, всё выдумали, перехвалили. Неудивительно, что новый храм села посвятили Рождеству Христову, однако поставили на прежнем месте, в точке первой церкви. Чтобы хранители традиций не сильно возмущались, его престол посвятили персонажу более весомому в Православии, а престол остался в просторечии привычным – Рождественским.
Само село получило унизительно подчёркнутое имя, попавшее в документы 1613 года:
«Село Перехваль на речки на Перехвалки. А в селе церковь древена клецки во имя Рождество Христово. А в церкви Божие милосердье оброзы и книги и ризы, и колокола и всякое церковное строенье мирское. Да на церковной земли поп Мартин, пономарь Кондрашко Ондреев» (89).
Это всё происки военно-гражданских командиров, а что же Церковь? Церковь в тот момент была непреклонной хранительницей памяти событий Куликовского периода. Раздоры Ивана Четвёртого с Церковью и нападки на её патриархов хорошо известны.
Деревянный храм Рождества Христова простоял более полутора веков на отшибе, что не свойственно для обычных сёл. Самые ближние дома отстояли на километр. Встаньте на место прихожан: тяжело ежедневно ходить на молитву по грязной или заснеженной дороге в чистое поле, неудобно отправлять религиозные обряды на таком расстоянии. Вместо обветшавшего, новый храм поставили в центре села у погоста, однако, его престол освятили в честь Рождества Богородицы!
В короткий исторический промежуток времени на рубеже 17-18 веков село Перехваль с землями неоднократно передавали в состав разных уездов и губерний. Данков утрачивал статус города в составе Елецкой провинции Воронежской губернии. Данковский уезд был образован вновь при Екатерине Второй в 1778 году, в составе нового Рязанского наместничества. При Павле Первом в 1796-м упразднён, а его территория вошла в Раненбургский уезд Рязанской губернии. В 1802 году Данков с уездом восстановлен в составе Рязанской губернии. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы на новом месте показана на карте уезда от 30. 07. 1780 года (90). Документы и карту времен Екатерины Великой в архиве ГАЛО нашёл Николай Петрович Селезнёв (1950 г. р.) и, не владея современными техническими средствами, скопировал от руки.
Полагаю, в период с 1778 по 1796 годы рязанцы проводили кампанию по возвращению Куликова Поля на исконное место. Зачем и почему? Восстанавливали историческую справедливость. Земли, на которых произошла Куликовская битва, в древности входили в состав Рязанского княжества. Совсем не случайно на карте губернии 1790 года они показали Градские овраги вокруг поля битвы и вернули престол, справедливо отразивший историю.
В эпоху официального государственного ухода с исторического места и его полного затаптывания, самые памятливые люди и священнослужители поступили деликатно и мудро. Чтобы не потерять отметку, на старом фундаменте соорудили скромную деревянную часовню Рождества Христова, и представили её, как память о прежнем храме. Не припомню другого такого случая, чтобы при переносе храма, прежнее место отметили часовней.
Богородицкий храм стоял в центре Перехвали на дистанции между современной церковью и кладбищем. К концу 19 века он обветшал и стал тесным. К этому моменту споры о месте Куликова поля себя исчерпали. Большую кирпичную церковь, уже четвёртого устройства, перехвальцы построили немного южнее третьей, Богородицкой. Её престол опять сменили на Христорождественский. Активные деятели прошлых веков демонстрировали высокие чувства беспримерного патриотизма, поэтому истину топтали особенно яростно после назначения поля битвы под Епифань.
Судьба перехвальских памятников известна и типична для религиозных святынь нашего государства в советский период. Церковь в Перехвали закрыли, часовню снесли до уровня фундамента, Прощёный колодец забросили и забыли.
С начала девяностых годов 20-го века церковь Рождества Христова открыли вновь, а на колоннах появилась настенная роспись, представляющая большие иконы Сергия Радонежского и Дмитрия Донского. В 2011 году Прощёный колодец красиво обустроен, над ним возведена часовня, которая освящена в честь Илии Пророка. Внутри часовни по-прежнему бьёт мощный родник чистой русской правды, а в его водах каждый желающий может совершить обряд омовения. Новую кирпичную часовню Рождества Христова построили в 2013 году на прежнем фундаменте, оставшемся от древней церкви времён Дмитрия Донского, а главная икона в ней – икона Спасителя.
На поле битвы у братской могилы церковь, посвящённая Спасителю или Богородице, вполне уместна. Замечу, что здесь она заменила образ Димитрия Солунского в логической цепочке памятников. Не счесть храмы в честь Пресвятой Богородицы – Матери-хранительницы Руси, поставленные по обширному географическому Куликову полю, в день Рождества которой произошла Куликовская битва. Богородицкий храм стоял в Перехвали на дистанции между современной церковью и кладбищем. В память о нём в 2015 году на кладбище села установлена часовня Покрова Богородицы.
Первая церковь, предположительно, Рождества Богородицы поставлена на Куликовом Поле у братской могилы в селе Рождественском в 1380 году Дмитрием Донским; вторая – возобновлена на окраине села Перехваль, на этом же месте в 1613-м, с посвящением Рождеству Христову; третья – Рождества Богородицы, поставлена в центре села в 1780-м; четвёртая – в конце 19 века поставлена рядом с третьей, снова освящена, как Христорождественская.
Инициатор воссоздания всего перехвальского комплекса – Антонина Николаевна Ряховская, внесла большую долю средств, а остальную их часть собрали земляки и Борцов Николай Иванович, депутат Государственной Думы России. Организатором и руководителем работ по восстановлению перехвальских святынь выступил священник Александр Николаевич Васютин. Липецкий художник Евгений Артёмов выполнил полную роспись культовых объектов. Краевед Иван Фёдорович Малюков произвёл поиск некоторых документов. Трагическая история перехвальских памятников в советский период описана в его книге «Страницы истории Данковского края» [40]. К началу моего расследования, начатого в 2009 году, народная память в селе Перехваль угасла совсем. На момент проведения восстановительных работ место Куликова Поля не помнили даже эти подвижники. Патриотов побуждала генетическая память, вера в Бога и безмерная любовь к своей земле.
Ценнее этих скромных памятников – на Руси нет!
Придите, поклонитесь памяти наших великих предков!
Следующим победным этапом стал массированный гон ордынцев в сторону Мечи. И этот участок в порядке очереди отметили церковью Архангела Михаила в селе Архангельском (современном Губино). В межевых книгах 1627 года значится «Архангельское на Петрове отвертке под Романцовым лесом» (91). Село стоит на своём прежнем месте, теперь называется Губино, а нынешний её престол освящён в честь иконы Казанской Богоматери. На карте Лебедянского уезда от 1790 года село показано на Петрове отроге большого оврага и отмечено двойным именем Губино (Архангельское). Престол церкви сменили при её обновлении, когда процесс переноса поля сражения на ложное место набрал обороты.
Foto_1__Kamennij_Kon.jpg
Рубеж на Мече, на котором Куликовская битва завершилась полным разгромом с потоплением войска Мамая, отмечен особенно густо. Самым удивительным нерукотворным памятником того времени был Каменный Конь, стоявший у подножия Красного холма. Каменный Конь отмечен в легендах и преданиях того периода, дошедших до нас. Он служил таким же знаковым камнем, как Вороний камень на Чудском озере при Ледовом побоище 1242 года, а хранителями его легенд были служилые люди: казаки и дети боярские. Только про Красный Буерак можно так рассказать в летописи: ордынцы, уцелевшие после сечи, перебравшиеся на другой берег Мечи, от ужаса окаменели. Сказано правдиво, здесь стоят каменные кони и люди. Всё в моём крае порвано в клочья, потеряно и перепутано: и место Куликова Поля, и легендарные Кони.
Nikitskij_hram_v_Tyutchevo.jpg
Мой земляк Дмитрий слышал легенду от своего деда: Никитскую церковь села Тютчева патриоты поставили на месте гибели Никиты – воеводы Дмитрия Донского, громившего Мамая на Красном холме. Святой воин Никита – один из небесных покровителей православного воинства.
Рядом с Красным холмом на берегу Красивой Мечи, в селе Троекурове, стоит храм Димитрия Солунского. Здесь Дмитрий Донской вложил символический победный меч в ножны своего небесного покровителя. Князь Дмитрий в своей короткой жизни совершил два крупных ратных подвига, первый из которых – Вожская победа над Бегичем. В начале 17 века в писцовых книгах отмечена деревня Одоньева, где, максимум до 1642 года, построена деревянная Димитриевская церковь, посвящённая небесному покровителю русского воинства в Куликовской битве. Деревня стала называться селом Димитриевским, и совсем не случайно, для поминовения погибших выбрана Димитриевская суббота. Вместо первой, в 1811 году открыта каменная церковь во имя Святого Димитрия Солунского с двумя приделами: правый посвящён святому великомученику Георгию, левый – святому мученику Воину Иоанну (92).
Svyato-Dimitrievskij_Illarionovskij_monastir.jpg
В 19 веке село Димитриевское перешло во владение князя Троекурова, который переименовал его в свою честь. В очередной раз память пытались стереть дворяне, но храм сохранил престол. В 19 веке при храме поселился старец Илларион, и от его монашеской кельи берёт начало Свято-Димитриевский Троекуровский Илларионовский монастырь (103), который в настоящее время реставрируется, является жемчужиной архитектуры новой России, вместе со Святым колодцем служит местом паломничества.
В 1914 году в селе Курапове возведён новый кирпичный храм Казанской Божьей Матери и Святого Архистратига Михаила, который стоит над Красивой Мечой и пустыми глазницами смотрит в упор на Красный холм, раскинувшийся за рекой. Старую деревянную церковь Архангела Михаила, стоявшую рядом, разобрали. Её древний престол символизировал успешное окончание путеводной миссии Архистратига в военной кампании у последнего рубежа, перед Красивой Мечой. Так что благодарение ангелу, покровителю православного воинства, принесено сполна (93).
Село Курапово начиналось с починков, сведения о которых в Писцовых книгах 17 века скупы. Один из них, левобережный, отмечен короткой фразой: «Починок Зайцев под Романцовым лесом». Другой стоял через Мечу напротив и отмечен подробнее: «Починок Зайцев сверх Истобного леса под Бруслановым лесом» (94). Оба починка, вошедших в состав села, основали Зайцевы, потомки которых и ныне проживают в Курапово (95). Некоторое время село называли Архангельским по престолу храма, но это имя не прижилось.
_Fragment_ikoni_Spaso-Andronikova_monastirya.jpg
А что же роль духовного вдохновителя всей военной кампании, Сергия Радонежского, выпала из памяти потомков, спросите вы? Кто бы сомневался! Особая роль преподобного Сергия отмечена в Лебедянском районе многократно. Троицкий монастырь устроен над Гусиным бродом Лебедяни. Здесь просматривается прямая связь с Троице-Сергиевой Лаврой, основанной преподобным Сергием. От Живоначальной Троицы выводит Сергий Радонежский свою земную великую миссию.
Добавлю, что Свято-Троицкий Скопинский монастырь составляет пару Свято-Троицкому Елецкому монастырю, основанному князем Фёдором Елецким сразу после битвы. После погрома в Смутное время, в 1621 году Троицкий монастырь перевели в Лебедянь. Оба памятника отмечают роль игумена Сергия и Троице-Сергиевой Лавры в истории Руси.
Роль Сергия Радонежского в истории Куликовской битвы никогда не замалчивалась, но место главного подвига религиозного деятеля и политического комиссара древности не вязалось к надуманному нечаевскому полю – искажалась логическая цепочка событий. Знаменательно, даже храм, ему посвящённый, удалось там открыть в момент крушения всех исторических основ, в 1918 году.
rkov_Sergiya_Radonezhskogo_sela_Sergievskogo.jpg
Храм, непосредственно посвящённый Сергию Радонежскому, поставлен над ключевым бродом Мечи в селе Сергиевском не позже 1642 года. Село стоит в самой середине активного 30-ти километрового участка Красивой Мечи, на котором добивали остатки ордынского войска. В настоящее время служба идёт в восстановленном храме. Напротив церкви, на левом берегу имеется братская могила русских воинов, погибших на переправе, о которой говорят местные предания. На её месте заметен невысокий холм. Следовало бы поискать братские могилы к востоку от всех памятных храмов, которые поставлены в зоне боёв.
Foto_69__Troitskij_hram_v_Yablonevo.jpg
Храм Живоначальной Троицы села Яблонева с приделами Сергия Радонежского и Архангела Михаила тоже посвящён миссии игумена Троице-Сергиевой Лавры. В Писцовых книгах начала 17 века на месте села значится починок «Рындин (Коптев) к Яблонове кулиге на Рубленом колодезе под Рысиным лесом» (96). С постройкой Троицкого храма починок стал называться селом Яблоново, а несколько позднее – Яблонево. Рядом с селом на месте Рублёного колодезя в балке Большой Верх находится благоустроенный Святой источник. Храм села отмечает крайнюю верхнюю точку участка правого берега Красивой Мечи, на котором армия Мамая стояла перед Куликовской битвой – «от Чурова до Михайлова». На этом же участке её топили.
reska_v_Uspenskom_sobore_Moskovskogo_kremlya.jpg
Дмитрий Донской на фреске Успенского собора Московского кремля
Посмотрите на карту с точками памятных мест. Представленные выше храмы-памятники чередуются между собой в порядке Димитриевская церковь – Архангельская церковь и отметили победный путь Дмитрия Донского от Дмитриевского монастыря на Вёрде до Димитриевского монастыря на Мече. Отчётливо видна линия храмов, расставленных по маршруту армии, а в самом конце она подчёркнута дугой, будто бы основанием, на котором стоят культовые объекты, посвящённые Сергию Радонежскому, служившему духовной опорой военной кампании. Церкви поставлены в знаковых точках зоны военных действий так, что получился символический посох православного иерарха. Основание и вершина посоха опираются на храмы Сергия Радонежского у Вёрды и у Мечи, а Троицкие пункты в Лебедяни и в Яблоневе венчают его. Этим символическим посохом святой Сергий благословил праведное дело. Здесь, на берегах Мечи, его духовное покровительство завершилось наглядно, полным триумфом. По заслугам и честь.
Очевидно: боевой путь и переправу через Дон указал Архангел Михаил, битвой правил Христос, Димитрий Солунский опекал воинов, а на Мече свой подвиг завершили Дмитрий Донской и Сергий Радонежский. Документы Куликовского цикла растоптали мистификаторы, однако стройную, тщательно продуманную цепочку памятников стереть с лица земли не удалось никому!
Храмы-памятники в разной степени сохранности стоят на своих прежних местах, в большинстве своём пребывают в руинах, а их главное посвящение прочно забыто.
Оппонентам, заявляющим о подтасовке фактов, подчеркну особо. Боевой путь Дмитрия Донского показан в моей книге «Каменный Конь на Поле Куликовом», изданной в 2012 году. Речь о памятниках вообще не шла. Цепочка древних храмов на боевом пути открыта при системном анализе в 2014-м. Высветилась пронзительная закономерность их посвящений, которая неожиданно сложилась в стройную систему и вошла в книгу «Свет забытой Непрядвы», 2015 года издания. Не я их так удачно расставил. Скажете, случайность? Попробуйте сами отыскать другую или подобную. Некоторые уже проверяли…
Список некоторых храмов-памятников в честь Куликовской битвы:
Дмитриевская церковь и церковь Сергия Радонежского в комплексе Свято-Дмитриевского Скопинского монастыря на Вёрде.
Церковь Воскресения Христова на реке Победной.
Купель святого Пантелеймона на реке Победной.
Церковь Архангела Михаила на реке Кочуровке в селе Архангельском.
Христорождественская церковь и церковь Димитрия Солунского в новом Данкове.
Храм Архангела Михаила в селе Романово.
Прощёный колодец Илии Пророка в селе Перехваль.
Храм Рождества Христова, часовни Рождества Христова и Покрова Пречистой Богородицы в селе Перехваль.
Свято-Троицкий женский монастырь в Лебедяни.
Церкви Архангела Михаила в сёлах Курапово и Губино (бывшее Архангельское) Лебедянского района.
Димитриевская церковь в селе Троекурово (бывшее Димитриевское) в комплексе Свято-Димитриевского Троекуровского Илларионовского монастыря.
Никитская церковь в селе Тютчево.
Храм Сергия Радонежского в селе Сергиевском.
Храм Живоначальной Троицы с приделами Архангела Михаила и Сергия Радонежского в селе Яблонево Лебедянского района.
Апофеоз:
Храмы Поля в руинах, погашен их свет,
А глазницы пусты и черны от печали.
Шёл я к ним все шестьсот тридцать пять долгих лет,
И дороги стелились, и реки встречали.
Свет забытой Непрядвы – негаснущий свет,
Вспыхнул снова, но всуе – замечен едва ли.
Озаряет он Поле, где пал Пересвет,
И могилы, и храмы, что вы потеряли.

Заключение
Разглядел ли я в тумане веков исторические путеводные вешки, используя простую инженерную логику? Уверен! У конструктора концы с концами всегда сходятся. Во времена моей юности в МВТУ имени Н.Э. Баумана учили критически подходить к разработкам, логически осмысливать любые документы. Мне удалось разобраться в тайне двух речек с одинаковым именем «Непрядва», распутать тугую сетку исторических событий и документов, поставить Куликово Поле на летописное место у старого Рождественского храма села Перехваль, указать братскую могилу рядом с ним, оценить результаты разведочного поиска оружия, развести Каменных Коней по своим стойлам и попутно осветить историю Лебедяно-Данковского казачества. Открылась возможность вспомнить древнейшие дороги Верхнего Подонья, по которым маневрировали армии противников в период битвы. Дороги привели на истинные места исторических событий, на потерянное Поле Куликово в устье Перехвалки, где 8 сентября 1380 года состоялась Куликовская битва. Удивительным образом в это место ведут все ориентиры и документы, идеально ложится хронометраж событий, а на дороге победы стоят двенадцать православных храмов-памятников.
Мой путь начинался от мифов древних славян, которые пришлось разбирать в связи с открытием лебедянского Каменного Коня в устье Красивой Мечи. Стоило коснуться этой темы, документы пошли лавиной – едва успевал анализировать, писать и всё переделывать заново, когда находил ещё более важные и убедительные. Самое ценное дополнение к русским источникам, содержится в своде летописей Булгарского государства, которое было противной стороной в древние времена. Много воды утекло в Дону с тех былинных времён, многое изменилось. Татары стали кровными братьями русских, а путаница прижилась в истории и укрепилась.
Ошибочное место локализации Куликова Поля происходит от русских переселенцев – беженцев. Это они перенесли славу нижней Непрядвы на 70 км вверх по Дону после сожжения зоны междуречья Тохтамышем в 1382 году, а ещё и Тамерланом в 1395-м. К моменту новой волны заселения Лебедяно-Данковского края в конце 16 века, легендарные топонимы прижились в Епифанском крае, и верхняя Непрядва впервые появилась в исторических документах о сторожевой службе от 1571 года. В период Смуты новая волна беженцев унесла легендарную историю Каменного Коня из устья вверх по Мече и переложила на другой валун. Храмы-памятники, посвящённые Куликовской битве, Русская Православная Церковь поставила на рубеже 16-17 веков, а после Раскола отошла с прежних позиций. Царь Пётр по дороге в Воронеж попутно посетил место у новой Непрядвы, которое в начале 18 века подавалось ему, как истинное Куликово поле. Ложное поле оказалось на землях помещика С.Д. Нечаева. По его ходатайству, поддержанному тульским губернатором В.Ф. Васильевым, проект поминального места и памятника утвердил в 1836 году император Николай I. Памятная колонна установлена на новоявленном Красном холме в 1850 году. С этого момента «неправда» стала официальным местом поминовения павших в Куликовской битве. Царской воле противиться невозможно. Правительство России в 1996 году подставило новую подножку, утвердив проект мемориального комплекса, а научная конференция 2005 года утвердила права нечаевского поля на непререкаемую истину. Постепенно, намеренно уничтожались памятные древние топонимы, а предания гасли от поколения к поколению. Процесс был административным, антинаучным. Только священные кости наших предков не смирились с таким положением – они сами вылезают из могилы на перехвальском поле и кричат:
– Люди русские, с кем вы? С версией подхваченной и продвинутой Нечаевым и утверждённой Николаем Первым? Или с летописной правдой Дмитрия Донского?!
Поклоняться подвигу предков можно в любой точке вселенной, включая Тульскую область, но горячая святая кровь пролита на берегах униженной, растоптанной Перехвалки!
Так получилось в современной России: историки Бегунов и Нурутдинов объективно разобрали Булгарские летописи, поисковику Скуратову выпала миссия найти Куликово Поле с братской могилой и храмы-памятники, безымянные народные археологи нашли оружие и артефакты, а энтузиасты Малюков и Чаплыгин показали скопление костей в селе Перехваль. Замечу, все работали только на свои личные средства, по своей инициативе. Во время этой долгой многотрудной работы профессиональные историки и археологи, сидя на вершине самомнения, вводили в заблуждение чиновников от культуры и анонимно тявкали из подворотни.
Безмерно обидно за Державу!
На данный момент необходим профессиональный археолог, имеющий право на раскопки согласно Листу, который имеет мужество плыть против течения. Есть ли такой в нашей России? Понятно каждому: бессмысленно поддерживать чужие открытия, а развивать крамольные – глупо вдвойне!
В результате исследования исторических документов о Каменном Коне и о Куликовской битве, в Лебедяно-Данковском крае выявлен уникальный исторический, природный и ландшафтный комплекс. Холмы Красивой Мечи хранят сказочные чудеса. Особенно живописны донские пейзажи в районе села Перехваль. Природа дышит древностью и готовится открыть сокровенную тайну не только мне. Здесь проходил Донской торговый путь и Столповая дорога, Иван Грозный ставил сторожи в былинном крае, на берегах Красивой Мечи казакам верно служили два Каменных Коня. Здесь ничего не надо выдумывать – ходи и смотри.
Битва состоялась на окраине Куликова поля, в междуречье Мечи и Дона, в устье нижней Непрядвы (Перехвалки), в пределах черты Хэлэк, на русской земле.
В настоящий момент мои открытия игнорируют деятели науки и культуры. Как же можно выступать против документов? Ещё как можно! Уже 400 лет это делают. Моих сил не хватит, чтобы разрушить государственный железобетонный миф о верхней Непрядве, но люди должны знать историческую правду: святые кости здесь, в точке с координатами 53 градуса 07.794 минуты северной широты и 039 градуса 06.227 минут восточной долготы.
Эпилог
Перехвалка дремлет в тишине,
Дон блистает лентой, позолоченной…
Заблудилась память в глубине
Той неправды, в мире замороченном.
Шесть веков, в сиянии Христа,
Славный край хранила Богородица.
Льётся свет, вода в Мече чиста,
Но Героям здесь никто не молится!
Список примечаний и источников информации и начало раздела смотрите в 1-й главе «Перед Полем Куликовым» http://62info.ru/history/node/15469 или на сайте «Каменный Конь»
http://kamenny-con.narod.ru/index/primechanija_istochniki_informacii/0-6...
4-й раздел, посвящённый поискам Куликова Поля, опубликован на данном портале, а также открывается по ссылке «Свет забытой Непрядвы» http://kamenny-con.narod.ru/index/nepryadva_kulikovo_pole/0-15
Все материалы и разделы исторической монографии в 4-м варианте издания «Свет забытой Непрядвы - 2020» в полном объёме опубликованы на сайте автора «Каменный Конь» http://kamenny-con.narod.ru/index/svet_zabytoj_neprjadvy/0-178
Последняя правка в январе 2021 года.

Николай СКУРАТОВ.

0
 
Разместил: Николай Скуратов    все публикации автора
Изображение пользователя Николай Скуратов.

Состояние:  Утверждено

О проекте