$ USD 77.18

 

€ EUR 89.98

Человек с золотыми руками. Как рязанец стал светилом медицины и открыл её «запретную» страницу

16:25, 19 Июня 2018

В минувшее воскресенье в России отмечался День медицинского работника. Благородному делу спасения жизни посвятил свою жизнь и очередной герой цикла 62ИНФО о Рязанской губернии — хирург Алексей Мартынов. Сейчас его имя известно только в узкоспециальном кругу, а между тем, этот человек был весьма незаурядной личностью, в судьбе которого «отметились» многие выдающиеся земляки, в том числе Иван Павлов и Пётр Ганнушкин.

Алексей Васильевич Мартынов родился в деревне Слободка Спасского уезда Рязанской губернии в 1868 году. Труд врача он наблюдал с детства: его отец, выпускник Московского университета, был известным в губернии земским врачом. Когда сыну было пять лет, семья переехала в Рязань. У отца и матери было немало забот, так что Алексей часто был предоставлен сам себе.

«В Рязани я рос один. Всё, что было серьезного (конечно, по моему возрасту), всё это я обдумывал сам, не сообщаясь ни с чем, откуда все делали заключение, что из меня выйдет прок», — вспоминал Алексей Мартынов впоследствии.

Путь будущего хирурга был обычным для юношей того времени. В 1878 году он поступает в Первую рязанскую мужскую гимназию. Одним из любимейших предметов Мартынова в тот момент была музыка, однако посвятить свою жизнь он решает медицине, продолжая семейное дело. Учиться, как и многие его сверстники, едет в Московский университет. Наступает период «ботанизма», как могли бы сказать о Мартынове современные студенты: кроме учёбы, молодой человек не видит ничего.

Алексей Мартынов
(в письме родным)
«О жизни неучебной и говорить нечего. Знакомых я за это время почти забыл. Всегда жаль того вечера, который проведешь бесцельно».

Тогда же молодой человек увлекается хирургией — преподававший её Александр Бобров в то время был кумиром университетской молодёжи. Чтобы на деле проверить сложности, с которыми предстоит столкнуться, Мартынов устраивается на работу в Басманную больницу. Впрочем, работой это было назвать трудно — скорее, это была вузовская практика, ведь денег за выполнение обязанностей он не получал.

Свою «настоящую» медицинскую карьеру молодой врач начинает в столичной Ново-Екатерининской больнице, однако практикует и дома, в Рязани — так, в 1893 году делает пересадку кожи своей сестре Надежде. Сейчас, в эпоху бурного развития пластической косметологии, трудно представить, как делались эти операции в начале XX века, но Мартынов рассказывает об этом как о само собой разумеющейся вещи.

«Приехали доктора. Оказывается, не столковались, кто и как будет делать и какова у кого будет роль. Мое братнино и хирургическое сердце страдало и возмущалось — и тем, как идет какая-то сутолока, и тем, что из всего этого будет. Наконец, видя, что собственно "хозяина нет", я взял и пересадил несколько кусочков кожи сам».
Алексей Мартынов

Новатором проявил себя Мартынов в выборе темы докторской диссертации, которую написал за два года (по тем временам — рекордный срок). Работа, для которой Мартынову пришлось перелопатить 147 историй болезни и изучить 100 случаев заболевания, была посвящена онкологии — теме, которая не изучена до сих пор, а в те времена и вовсе считалась запретной, неизлечимой. Комиссия, в состав которой входили такие светила, как Иван Сеченов, присудила ему почётное звание единогласно.

Позже Мартынову не раз доводилось оперировать онкологических больных, однако эта специфика не была особенностью его работы. Он с успехом проводил такие сложнейшие операции, как, например, трепанация черепа — притом что оборудование тогда было далеко от современных стандартов. Мартыновым впервые была предложена методика оперативного лечения болезней щитовидной железы — до него никто не рассматривал даже такой возможности.

Хирургию Алексей Мартынов воспринимал как искусство, и его умения как никогда пригодились в годы Первой мировой войны. Именно по его инициативе в столице создаются курсы врачей для работы в полевых условиях, а в Пушкинско-Хамовническом госпитале Мартынов и вовсе сам наблюдает пациентов. Одна из медсестёр, работавших с ним, писала: «В лице Алексея Васильевича все больные и служащие госпиталя видели не только крупнейшего врача, мастера своего дела с золотыми руками, но и кого-то дорогого и близкого, к кому можно придти за советом и помощью».

Мартынов

Внимательным к больным Мартынов был и позже. Мало кто знал, какие проблемы ему приходилось решать на многочисленных постах, которые он занимал в медицине. Так, в одной из записок руководству он жалуется на отсутствие дров, жуткий холод в помещениях, нехватку необходимых препаратов.

В таких условиях приходилось не только жить, но и работать — выполнять сложнейшие операции. А Алексей Мартынов на праве светила советской медицины оперировал Михаила Фрунзе, психиатра Петра Ганнушкина и самого академика Ивана Павлова, который доверился только земляку. В те годы Павлову было 78 лет — операция прошла удачно.

Иван Павлов
(в письме к Алексею Мартынову)
«Всякий раз, как я в дальнейшей моей деятельности буду особенно удачлив и счастлив, я, естественно, будут обращаться мыслью к тому, с кем для меня была связана возможность этих удач и счастья».

Несмотря на огромную загруженность на основной работе, Алексей Мартынов занимался и любимыми хобби — музыкой, историей. В его доме в столице часто бывали Вера Мухина, Мария Ермолова, Михаил Булгаков и другие знаменитые современники. Алексей Мартынов состоял в Обществе исследователей Рязанского края — несмотря на то, что покинул его, никогда не забывал малой родины.

***

Ранее 62ИНФО рассказывал ещё о двух выдающихся медиках и государственном деятеле, которого император повелел похоронить в хрустальном гробу.



Новости партнеров