$ USD 62.95

€ EUR 70.56

У стен есть язык. Кто в Рязани занимается стрит-артом — и почему только он

16:44, 17 Декабря 2018
У стен есть язык. Кто в Рязани занимается стрит-артом — и почему только он


История современного граффити перевалила за полвека, но для Рязани произведения стрит-арта и паблик-арта до сих пор в новинку. Одни рады редким работам, другие пытаются найти в их деталях тайный шифр, третьи по-прежнему порываются всё закрасить. 62ИНФО поговорил об уличном искусстве и о том, нужно ли оно Рязани, с главным стрит-художником города Александром Дёмкиным.

— Когда ты начал заниматься стрит-артом?

— В 2007 году, я тогда был школьник совсем. Начал с граффити. Мой друг, который тогда имел возможность ездить в Москву (я сам из Шилова), показал фотографии различных работ в технике граффити, и у меня возник интерес к этому. Мне стало любопытно, как это работает, и я решил пробовать.

Начиналось, конечно, всё с глупостей, откровенной фигни: имён, шрифтов. В итоге у нас даже образовалась небольшая команда людей, которые тоже этим увлеклись. Вместе мы ездили в Рязань за краской, потому что в Шилове если и была, то только автоэмаль. А нам хотелось попробовать рисовать краской для граффити (мы знали, что такая есть), поэтому копили деньги, ехали в город и искали нужную.

После школы я поступил в техникум у нас в Шиловском районе на профессию, совершенно далёкую от творческой, а сразу после окончания перебрался в Рязань и поступил в художественное училище. Конечно, учиться было сложно, потому что приходилось совмещать с работой, плюс хотелось делать ещё что-то своё.

t1.jpg

Только когда я закончил учёбу, у меня наконец развязались руки. Я съездил на фестивали, попробовал преобразить какие-то объекты в городе. Кстати, как раз после окончания училища я сделал первую масштабную работу в Рязани — на стене дома у ТЦ «Атрон». Это была моя инициатива, меня поддержали ребята из министерства образования и молодёжной политики. И вместе с ними мы решили высказаться на тему Фестиваля молодёжи и студентов. Это уже не граффити, а паблик-арт.

— А в чём разница?

— Если начинать по порядку, граффити — это нелегальная творческая активность в городе, направленная сугубо на членов субкультуры. Весь посыл идёт внутрь субкультуры, тем, кто это делает, а не зрителям. В стрит-арте уже идёт диалог со случайным зрителем. Ещё есть такое понятие, как мурал-арт — когда художник может делать монументальные вещи на свободную тему, например, в рамках какого-то фестиваля. Наконец, в паблик-арте у художника есть конкретный заказчик, а сам он становится инструментом. Чаще всего работы имеют имеет социальную направленность: Великая Отечественная война, общероссийские праздники, важные исторические события. Также к паблик-арту можно отнести рекламу.

IMG_2841-4.jpg

— Как ты создаёшь свои картины? Расскажи о творческом процессе.

— Чаще всего я отталкиваюсь от объекта: что можно сделать с той или этой стеной, учитывая городское окружение. Объекты, над которыми хотел бы поработать, нахожу во время прогулок или поездок по городу. Нужную стену фотографирую и начинаю искать идеи. Иногда это может затянуться, но в какой-то момент, когда совсем не ждёшь, происходит «Эврика!». Пришедшую идею я ещё долго вынашиваю в голове, пока окончательно не убежусь, что это достойно быть нарисованным. И уже тогда приступаю к созданию эскизов, а после к самой работе.

—А что тебя вдохновляет?

— Наверное, интересные люди, в первую очередь. Я мог бы сказать, что книги, кино — да, возможно. Но и в них меня цепляют именно какие-то личности, герои. Раньше пытался браться за разные социально значимые темы. Сейчас это во мне немного остыло, я стараюсь искать и поднимать какие-то новые интересные темы, которые, мне хочется верить, ещё не были никем затронуты.

t3.jpg

— Что значит для тебя твоё искусство? Самовыражение? Диалог с обществом Способ заработка?

— Мне просто интересно работать в нашем городе, с неподготовленным зрителем. Потому что он самый честный, наверное. Это не галерея, куда приходят люди с определённым багажом знаний, понимающие — куда, зачем и ради чего идут. А тут, на улице, с тобой более откровенны, готовы высказать своё мнение. Для меня это в первую очередь некий драйв.

— И как чаще всего реагируют люди, когда видят твои арты?

— Ну, у меня темы нейтральные, поэтому люди чаще всего нормально реагируют. Если бы я делал социалку, то, возможно, мнения разделились бы. А работать стараюсь ночью или в малолюдном месте, чтоб ни с кем не пересекаться. Но бывает, что находятся и те, кто реагирует остро, потому что принимает искусство за безобразие и баловство и торопится быстрее всё закрасить.

Например, я сделал портрет девушки на бочке. И не знаю, чем не угодил, но одна бабушка на меня стала сильно за него ругаться. Конечно, это старшее поколение, ему непонятно — что это и для чего это. Но портрет был обычный, без каких-либо намёков на разврат. Не знаю, чем не понравился. Может, она своего деда приревновала (смеётся). В итоге портрет закрасили, а жаль.

t4.jpg

— Ты работал в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Иванове, Судаке. Сравни с Рязанью — у нас меньше тех, кто понимает уличное искусство?

— Да. Потому что у нас его почти нет. И, возможно, в этом виновата городская специфика. Рязань — город стратегического назначения, город ВДВ, военный город. А военные, как известно, люди консервативные. И поэтому у нас здесь такое общее настроение.

К тому же в больших городах зритель более подготовлен, потому что там проходят различные фестивали, мероприятия. В Нижнем Новгороде, Екатеринбурге даже проводят экскурсии по объектам стрит-арта, на которые приходят люди разных возрастов. А в Рязани, по сути, только я проявляю активность и стремление к тому, чтобы народ был более-менее осведомлен. Но я один, а одному вряд ли многое суметь. Если бы у меня была хоть какая-то команда... Но единомышленников я в нашем городе до сих пор так и не встретил.

О чём говорить, если, когда ко мне обращаются с каким-то заказом и просят посоветовать пусть не уличного художника, но хотя бы того, кто занимается чем-то похожим, я толком не могу никого назвать? Сейчас в Рязани если и есть художники, то они в коммерции, а делать что-то безвозмездно на улице мало кто хочет.

t5.jpg

Раньше было лучше. Когда я только сюда переехал, здесь была своя хип-хоп-тусовка и люди из неё занимались граффити и стрит-артом. Сейчас все они, наверное, уже повзрослели, а на смену никто не пришёл. В современном мире появилось столько всего (разные технологии, соцсети) что подросткам теперь интереснее сидеть в Интернете, чем жить реальной жизнью и уж тем более чем безвозмездно что-то делать в городе.

Да и в целом в России не очень с уличным искусством на общемировом фоне. Конечно, у нас есть крутые художники, но большую часть времени они ездят по Европе, создают свои картины там, потому что там больше свободы и возможностей, больше ценят их работу. А в нашей стране сложилось странное отношение к уличным художникам, к их труду. Большинство думает: «Ну в чём труд? Ну пришёл, ну шик-шик и готово». А ведь это реальный труд, и физический, и интеллектуальный.

Ещё не понимают, насколько это вредно и опасно. Это аэрозоли, ты вдыхаешь краску. Буквально недавно одна художница из Новосибирска ночью чуть не задохнулась, потому что всё лето работала на фестивалях без защиты и в её легких осела краска. Благо всё закончилось хорошо.

Конечно, работая в маске, как я, ты себя защищаешь. Но всё равно многое впитывается через кожу, глаза — какой-то процент краски всё равно попадает в твой организм и наносит ему вред. Поэтому иногда после больших проектов я некоторое время просто прихожу в себя.

t6.jpg

— Я знаю, что сейчас ты трудишься над Академией тенниса. Есть ли планы ещё на какие-нибудь городские здания?

— Конечно! В Рязани много таких зданий. Например, мне бы хотелось сделать что-то интересное со зданием МКЦ. В данный момент идут переговоры по поводу преображения здания на улице Пожалостина.

Сейчас в моих задумках мне помогают люди из министерства образования и молодёжной политики. Я им присылаю фотографии объектов, эскизы к ним, мы их согласовываем, а потом они согласовывают всё с властями, с жильцами и собственниками. Но эта система ужасно медленная, потому что на каком-то этапе всегда находится тот, кто всё тормозит. Например, я хотел вместе с организацией «Волонтёры Победы» сделать фасад на военную тему у школы №1, так как это памятник архитектуры, и в военные годы там был госпиталь. Но директор школы наотрез отказался.

Очень сложно у нас с этим, в Рязани как-то боятся лишнего внимания. Плюс для большинства характерны восприятие и оценка картины с точки зрения её служения некоторой «пользе». Но ведь в искусстве главное — размышлять, думать, а если всё в лоб и разжевано, тогда какой смысл? А у нас ленятся. Да и не до этого, наверное. Всё-таки у людей есть возможность размышлять над искусством только тогда, когда в жизни всё более-менее гладко. Сейчас, к сожалению, немногие могут этим похвастаться.

***

Ранее 62ИНФО рассказывал о других творческих горожанах — авторах масштабных картин на льду, участнике «Танцев» на ТНТ и послах прог-рока на рязанской земле.

Автор: Катерина Антонова

Иллюстрации:  из архива Александра Дёмкина




Последние новости:




Смотреть события








Новости партнеров
Наверх ↑