Рязанская музыка, прог и лазанья. Second Base in Outer Space – о себе и первом альбоме

Интервью
Рязанская музыка, прог и лазанья. Second Base in Outer Space – о себе и первом альбоме
15:28, 1 Апреля 2018

Молодая рязанская группа Second Base in Outer Space представила одноимённый дебютный альбом. Несмотря на короткую (меньше года) историю, группа уже успела выступить на многих площадках, показав себя не только рязанскому слушателю. Об источниках вдохновения, новой пластинке, планах на будущее и многом другом 62ИНФО рассказали солист Саша Сказченко и басист Андрей Восьмерик.

– Как вы начали заниматься музыкой?

Саша: Я пять лет проучился в музыкальной школе по классу гитары, а потом задвинул ее в дальний угол. Снова начал играть из зависти к однокурснику: он играл на гитаре и всем девчонкам это нравилось. Потом я стал больше сам заниматься. Когда жил в Москве играл, в группе, но сейчас эти песни переслушивать просто больно — аранжировки были ужасные. Потом был дуэт Whoï, несколько московских проектов, а в Рязани блюз-бэнд Filthy Preachers, в котором я играл два с половиной года. Этот опыт очень помог мне многому научиться и влиться в музыкальное сообщество города. А потом у меня появилась «Вторая База», и теперь всё отлично.

Саша в составе Filthy Preachers.jpg

Андрей: У меня нет музыкального образования. Я брал всего два урока по бас-гитаре, в основном учился всему сам. Сначала я начал играть на гитаре, которая стояла у мамы, играл Цоя, потом купил электрогитару, бас-гитару, потому что всегда хотел играть на басу. Сидел дома, писал каверы, потом мне надоело.

В 2015 году я кинул объявление в группу музыкантов Рязани, что ищу коллектив. Мне откликнулся Лёша из группы «99 дней лета», с которой я проиграл полгода или год. Потом группа ANTHiLL, с которой я получил большой концертный и студийный опыт, съездил в Питер. Затем меня позвала Настя Меньшова, с которой мы играли год. А потом Настя сказала, что появился проект с Сашей Сказченко, которого я знал заочно. Мы все когда-то выступали на одних фестивалях.

Я не знал, что меня ждёт, особенно с ритм-секцией, но Витя — барабанщик, с которым мы нашли друг друга, с ним мне очень комфортно играть.

меньшоваband.jpg

– То есть группу организовал Саша?

Саша: Нет, там была забавная история. Мы как-то играли на байкерском фестивале, на котором выступала и Настя Меньшова. После концерта я стоял в зале, ко мне подошёл её отец. Он сказал, что у меня классный голос и нам с Настей нужно сделать совместный проект. Я посмеялся, написал про это Насте в ВК, а она сказала: «Да, нам нужно сделать это, а ещё вот это…». Мы собирались у неё дома, обменивались идеями, писали акустический блюз.

Сначала я думал, что это будет просто дуэт, такое хобби для нас обоих, так как у нас были свои группы. Приближался фестиваль «Подбелка», и я предложил выступить на акустической сцене, но Настя сказала, что хочет электро-состав. С Витей я давно хотел вместе поиграть, а Настя позвала Андрея, которого я давно знал по его крутому басу в ANTHiLL. Потом мы собрались вместе, решили играть прог (прогрессивный рок — ред.) — и всё понеслось. В мае нам будет уже год.

– Каким было первое выступление?

Саша: Остались хорошие воспоминания. Это было на фестивале «Подбелка», мы выступали первыми на маленькой сцене. Открытие задержали минут на сорок, и все эти сорок минут мы просто играли. Фактически, наш концерт длился в два раза больше.

Андрей: А людям не объяснишь: они пришли к назначенному времени и ждут, когда начнётся музло. Они не понимали, что у нас не работают микрофоны, ребята пели без мониторов. Но мы угорели как могли и записали первое видео с выступлением.

– Не тяжело совмещать Second Base с другими проектами?

Саша: Иногда бывает, что репетиции или концерты пересекаются, но я бы сказал, что все привыкли к этому. Когда мы только начинали и нужно было записать первую песню и отыграть первый концерт, у всех были свои группы: у меня Filthy Preachers, у Насти и Андрея свой проект, у Вити Holly Rollers, на базе которых мы и репетировали. Мы преодолели это, записались, в сжатые сроки сделали программу, и с тех пор проблем больше не было.

– Откуда такое название?

Саша: На самом деле, дебаты о названии группы не утихали месяца полтора. Мне хотелось выбрать что-то максимально абсурдное, хорошо звучащее ритмически и рифмующееся. Когда я ещё сомневался, отправил этот вариант названия своему другу-англичанину, который отучился на комедийного сценариста, сейчас пишет книги и хорошо разбирается в подобной игре слов. Он написал мне целый трактат о том, как это круто. Я переслал ребятам и сказал: «Надо брать». Конечно, я порой жалею, что оно такое длинное и не умещается в теги или не все могут его выговорить.

Андрей: Да, иногда даже Ace of Base говорят. Можно сократить, называть по первым двум словам или по-русски «Вторая База», как мы это делаем.

– А ещё какие-то особенные традиции, шутки у вас есть?

Саша: У нас была традиция – есть лазанью, которую нужно разогревать в микроволновке. Летом на старой нашей базе мы ели её на каждой репетиции. У нас даже было расписание: чья сегодня очередь покупать лазанью на всю группу. А, и ещё мужик из Твери!

Андрей: Да, это произошло, когда мы переехали уже на новую базу. Она находится на заводе, прямо неподалёку от проходной, и мимо нас часто идут рабочие. Они приходят, просят послушать и прочее. Но как-то зашёл мужчина в майке со Сталиным, и он просто сразу начал валить нас фразами.

Саша: Он выдал длиннющую речь, в которой каждое предложение стало локальным мемом: «Ребят, вы так играете, эмоции поперли», «Я сам тверской», «А можно у вас песню заказать?», «Я был на концерте Киркорова, но это совсем другое»... Теперь почти каждый раз, когда мы собираемся, то вспоминаем его фразы, даже на альбоме оставили ему специальную благодарность.

– Кто пишет тексты и музыку?

Саша: Тексты — я, музыку обычно вместе. Бывает так, что у кого-то есть идея, присылаем записи, ребятам что-то нравится или нет. Основная музыкальная движущая сила — мы с Андреем. Потом сверху на это наращиваются барабаны, затем клавиши.

– Теперь об альбоме. У него есть какая-то концепция?

Саша: Там есть песни «A God» и «Tampere», они немного связаны одной мелодией, смыслом и персонажами. В остальном — нет.

Андрей: Нет, но так бывает, что, когда пишешь музыку на одной волне или вдохновении, она постепенно становится похожей и такой композиционно целостной. Изначально не было плана, что мы пишем концептуальный альбом.

– Как вы можете описать своё творчество в целом?

Саша: Прооог.

Андрей: Но не было такого, что мы решили играть только прогрессивный рок. Просто отход от каких-либо ограничений — мы не зацикливаемся и просто играем. В этом и есть, наверное, прогрессивность, когда ты себя не ограничиваешь и делаешь то, что хочешь.

Саша: Плюс в том, что в разное время мы играли всё на свете — блюз, поп-рок, пост-панк, даже метал. Всему, с чем мы имели дело, нашлось место в нашей музыке.

– Какая музыка вас вдохновляет?

Андрей: Моя любимая группа Rush, меня вдохновляет их басист Гедди Ли. Он просто «привёл» меня к музыке и к бас-гитаре. И во «Второй Базе» я смог говорить инструментом то, что хотел всегда сказать. Он меня вдохновлял на протяжении всего сочинения альбома и его записи. Мне много всего нравится, но если выбрать что-то одно — Rush, Гедди Ли.

Саша: Кстати, когда мы готовили обложку, была идея засунуть всех тех, у кого мы взяли идеи для наших песен. И тогда я тоже думал о музыке, которая на нас повлияла. Но то, что я слушаю, не особо переносится во «Вторую Базу». В последнее время подсел на шведскую группу Ghost, даже некоторые песни навеяны ими. Porcupine Tree, Mars Volta, Вите Led Zeppelin нравятся, он их ярый фанат, половину репетиций проводит в футболке с [барабанщиком этой группы Джоном] Бонэмом.

 Витя в футболке Led Zeppelin.jpg

– Что вы думаете насчёт рязанской музыки? Есть ли какие-то группы, которые вам нравятся?

Андрей: Все привыкли говорить, что в Рязани всё плохо с музыкой, но лучше не жаловаться, а просто делать — от музыкантов это зависит напрямую. Какое-то время был некоторый музыкальный провал, но сейчас стало лучше: появились группы, которые постоянно выступают. От себя могу выделить «Индиалог».

Саша: Я в своё время дико полюбил группу Of Titans and Men. Ребята играют просто волшебную музыку. У них в начале года тоже вышел альбом, довольно неплохой. Но у меня с рязанской сценой свои отношения, потому что когда я работал в RZN.info, то помогал отбирать группы на фестиваль «Подбелка». Тогда я послушал много хороших и интересных групп, были и откровенно плохие. Сейчас из новичков могу выделить Sweetmeat & Broken Bones — это дико прикольная и психоделическая музыка, они играют очень близкое нам по духу. Также мне давно нравится «Дом художника».

Андрей: Кстати, да, особенно раннее творчество.

Саша: Досадно, конечно, но очень много талантливых музыкантов играют в кавер-бэндах. В таких, у которых в названии группы «ВКонтакте» ещё написано «праздники, свадьбы». Прям обидно, что очень крутые ребята, которые могли бы играть свою музыку, играют на праздниках чужие песни. Но я понимаю, что это такой надежный способ заработать. Могу выделить The TIMERS Band — они одни из самых приятных для меня кавер-групп, у них особенная подача, плюс ещё есть свой материал.

– А какие минусы вы видите у рязанской сцены?

Саша: Негде играть. Есть только три площадки — Old Fashion, SVOBODA, Deep. Когда существовали «ДК» и «Планетарий», было мнение, что в «ДК» можно ходить на классные концерты, а в «Планетарий» — на все остальные (смеётся). Закрылся «Фонтан», где играло очень много крутых рязанских джазовых групп.

Андрей: А почему негде играть — нет спроса на такую музыку, на концерты. А почему нет интереса — непонятно. Раньше была свободная сцена в «ДК», народ как-то ходил. Если в крупных городах есть мода и потребность в чём-то новом от молодёжи, есть место, где они могут что угодно творить, есть та же молодая аудитория, которая это готова воспринимать, — в Рязани этого нет. И в целом нет какой-то молодой музыкальной тусовки со своей определённой атмосферой. Есть компании старых музыкантов, а все остальные сидят по своим базам.

– Не думаете о том, что ваше музыкальное направление непопулярно?

Андрей: Да пофиг (смеются). Если делаешь искренне — слушатель найдется. Мы существуем чуть меньше года, у нас было всего четыре концерта и только выйдет альбом, но на всех концертах какой-то спрос был. Кроме наших друзей, были и люди, которые в первый раз нас слышали и говорили комплименты в основном. В группу писал парень из Москвы, что он хочет сходить на наш концерт. Слушатель всегда найдется, даже если не в особо больших масштабах.

– Чем занимаетесь, кроме музыки?

Андрей: Я учусь в РГРТУ, Настя учится в Институте современного искусства в Москве.

Саша: Я работаю маркетологом, Витя работает на заводе Guardian. Два инженера и два гуманитария.

– Почему людям стоить пойти на ваш концерт?

Саша: Не хочется делать громких заявлений, что в Рязани никто и никогда такого не играл…Скорее, уже давно никто не играл.

Андрей: Даже если без жанров — именно так никто не исполнял. Будет интересно тем, кому нравится живая музыка. Если есть люди, которые потеряли веру в рязанскую музыку — это отличный шанс поменять своё мнение.

Слушатели.jpg

– Какая песня из альбома у вас самая любимая?

Саша: Очень сложно. Они все разные. Но наверно, круче всего играть одноимённую песню. Она такая знаковая, совместно рождённая. С каждым исполнением она меняется — мы ни разу не играли её одинаково. Сначала мы записали её для альбома, потом играя на репетиции, сказали: «А давай сыграем здесь вот так, а концовку вот так». Когда-нибудь она станет длиной в двадцать пять минут.

Андрей: Мы никогда не знаем, как мы её сыграем. Например, на закрытом концерте у барабанщика сломалась педаль, он не мог бить в бочку. Но мы быстро акклиматизировались, хотя на каждой песне что-то отказывало. Хорошо, что не почки или печень.

– А это, кстати, очень спорный момент для некоторых музыкантов. Не пьёте перед выступлением?

Саша: У меня раньше был принцип — вообще не пить перед выступлением. Сейчас могу позволить себе немного. Однажды на байкерском фестивале у меня просто пропал голос от холода. Ко мне подошла девушка, сказала: «Привет, я из Кирова, хочешь вина?» и протянула мне бутылку. Я согласился, выпил и голос вернулся. Но мой опыт говорит так: если музыкант сможет играть выпив, то пожалуйста. Но ни разу ещё не видел, чтобы тезис «я играю пьяным лучше, чем трезвым» сработал.

Андрей: А я думаю, что кому-то так, может быть, и лучше.

– Всё чаще можно заметить, что во многих группах участники расходятся во мнениях и уходят в самостоятельное творчество. Вы не боитесь, что можете распасться?

Саша: Все могут. То, что мы редко собираемся, может, даже и хорошо, ведь у нас нет времени на разногласия. Плюс у нас очень много идей, которые хочется делать именно с этой группой.

Андрей: Думать о том, что мы можем распасться — бессмысленно. Надо ставить цель — выпустить альбом, например. Тогда уже будет подведена какая-то черта. И стремиться дальше.

Саша: Конечно, есть стресс, но это всегда преодолевается. В этом суть совместного творчества — разные люди приходят к компромиссу, уважают мнение друг друга. Все участники нашей группы — сильные личности, в этом и прелесть — нет такого, что чьё-то мнение не учитывается.

– Будете снимать клипы?

Саша: Да, конечно. Но с видео у нас и сейчас всё очень хорошо обстоит: Витя делает хорошие ролики с концертов. Он ставит камеры, монтирует, и за это ему огромное спасибо.

Витя.jpg

– Как вы бы охарактеризовали группу в трёх-четырёх словах?

Андрей: Тут очень сложно, чтоб комплимент себе не сделать. Наверно, лучше спросить у людей со стороны.

Саша: Космическая угарная драйвовая лазанья.

– Традиционный вопрос. Какие планы на будущее?

Саша: Планы — сыграть концерт в Рязани, съездить с концертом в Ступино. Потом мы немного отходим от этого, играем только в мае. Хотим выступить на каких-нибудь крутых фестивалях. Лично у меня планы — сыграть с белорусской группой Teleport. Может, сделаем совместный концерт либо тур по Подмосковью.

Саша с белорусской группой Teleport.jpg

Андрей: В тур, конечно, хочется. Съездить в область, Москву, Питер. Будем искать группы, с которыми можно выступить в других городах. Была прекрасная группа «Вторые брюки» из Москвы, я их даже привозил в Рязань. Вот с ними бы я поиграл.

Беседовала Аделина Амирзянова

Иллюстрации:  Фото из архива группы