Прислать материал

«Пойманных собак нельзя выпускать обратно». Дмитрий Филиппов — о бездомных животных, рязанском воздухе и аграрных рекордах

15:09, 6 Апреля 2021

7 апреля в Рязани стартует вторая в истории серия публичных отчётов министров. Её откроет блок зампреда правительства Дмитрия Филиппова. Накануне события главный редактор 62ИНФО Антон Насонов встретился с ним и поговорил о самых горячих темах, которые наверняка поднимут жители.

«В Рязанской области бродячие собаки начали убивать косуль»

— Что завтра ждёт рязанцев?

— Руководители четырёх органов власти расскажут об итогах работы и ответят на вопросы общественности. Это министр сельского хозяйства и продовольствия Борис Шемякин, министр природопользования Александр Новиков, начальник главного управления ветеринарии Людмила Гаврикова, а также начальник главного управления регионального государственного надзора в области технического состояния самоходных машин и других видов техники Игорь Кривозубов.

— Последние два ведомства обычно находятся в тени, но на этот раз ветинспекция точно будет в центре внимания — из-за нового регионального закона о бездомных животных. Он действует уже три месяца. Всё ли идёт по плану?

— Если сейчас мы почитаем любые паблики, то увидим два мнения. Первое — мнение зоозащитников, которые кричат, что действующие приюты несовершенны, и того же [владельца сасовского приюта] Андрея Илюшеню называют живодёром. Второе — о том, надо ли в принципе на это тратить государевы деньги.

Основной ответ здесь — закон — федеральный — нужно корректировать. Мы направили своё мнение за подписью губернатора полпреду президента [в ЦФО Игорю Щёголеву] — по его запросу, конечно. Там мы как раз говорим о необходимости изменить закон в том ключе, что львиная доля ответственности должна лежать на владельце, который своё бедное животное, может быть, и теряет, но чаще всё-таки выбрасывает. А животному нужно кушать, размножаться, отчего и начинается вся эта проблематика.

Сейчас же закон возлагает эту ответственность на государственные органы. Да, мы в любом случае будем работать с этим, но если взять европейский опыт, то там, если животное за, по-моему, четыре месяца не нашло себе хозяина, его подвергают эвтаназии. И я с таким подходом, в общем-то, согласен. Потому что в хороших условиях собака проживёт лет 10-15, содержание одной, по расценкам Рязанской области, стоит 112 рублей в сутки, а отловить нам сегодня надо около 2 тысяч. Владельцев из них найдёт, ну, треть или, может быть, половина.

— Но сегодня закон и не требует содержать животных пожизненно — напротив, предписано выпускать их обратно после вакцинации и стерилизации.

— Я убеждён: выпускать их нельзя. Стерилизованное или нет, выпущенное животное никак не изменяет степень агрессии. Оно высокоинтеллектуальное, общественное; в любом случае получится стая, которая будет условно управляемой боевой единицей. И здесь инстинкт размножения уходит на второй план: этой боевой единице надо питаться и охранять свою территорию. Любой нарушитель границ будет подвергнут обструкции. А насчёт питания — сначала съедят кошек, потом пойдут растаскивать свалки, а дальше, как вариант, могут уйти в дикую природу. Это уже сейчас проявляется: есть фотофакты того, как в Рязанской области бродячие собаки убивают косуль. До лосей ещё не добрались.

— Отказ от выпуска тоже есть в ваших предложениях Щёголеву?

— Нет, запроса такого рода от него не было. Мы сделали упор на изменение закона в части ответственности. Главное — чтобы животных не выбрасывали.

1.jpg

— Достаточно ли мест в рязанских приютах?

— Чтобы содержать все 2 тысячи пожизненно — нет. Чтобы вакцинировать, стерилизовать, пометить и выпустить (это занимает 3-4 недели в зависимости от графика отлова и работы ветеринара) — предостаточно.

— Вы уже упомянули, что зоозащитники, мягко говоря, недовольны состоянием приюта в Сасове — единственного в регионе с лицензией на обращение с бездомными животными.

— Они объективно поступили некорректно, приехав именно в тот период, когда там плохо — в распутицу. Сейчас действительно невозможно проехать, приют даже временно приостановил деятельность. Я был там зимой, и всё это выглядело гораздо эстетичнее.

К тому же фотографии вырваны из контекста: там содержится 600 собак, а зоозащитники сняли десять, которые находились в грязи. Почему не сняты остальные? Если приехать в рязанскую муниципальную службу, там можно организовать не менее категоричные фотофакты.

Никто не спорит, что сасовский приют нужно благоустраивать. И мы сейчас оказываем помощь в этом, в том числе спонсорскую силами некоторых предприятий.

«Мы готовы пересмотреть систему мониторинга состояния воздуха»

— И всё же главной темой отчётов, думается, будут не бродячие собаки, а воздух Рязани. Вы с Новиковым готовы к вопросам горожан?

— Всегда готовы. Хочу напомнить, что действующие методики выделяют четыре уровня загрязнения воздуха: низкий, повышенный, высокий и очень высокий. В 2015-2017 годах в Рязани уровень оценивался как высокий, а в 2019-2020-м и начале 2021-го — как повышенный (в прошлом ноябре был даже низкий). То есть фактически мы можем говорить о том, что положение с загрязнением атмосферного воздуха у нас улучшилось — по тем загрязняющим веществам, что определены научной работой, основанной на выбросах, которые зарегистрированы в технологии каждого предприятия.

Оцениваем уровень загрязнения, к слову, не мы сами — это ответственность гидрометцентра, федерального учреждения. У регионов есть право только участвовать в мониторинге. Мы участвуем: в своё время установили три стационарных поста и несколько мониторинговых точек для работы передвижных лабораторий — их места также определены научной работой.

Так что система мониторинга как таковая есть. Но мы согласились с общественниками и готовы к её пересмотру. Сейчас мы делаем запрос в главную геофизическую обсерваторию имени Воейкова: сколько это будет стоить?

— Что именно будет пересмотрено?

— Всё, что окажется нуждающимся в пересмотре — отслеживаемые вещества, точки расположения; может быть, потребуются дополнительные точки и так далее. Сейчас мы просто должны понять, сколько денег в бюджете нам нужно запланировать на эту работу — и мы по новой её запустим. Она не сиюминутная, на это потребуется время — около года, по опыту прошлых лет.

2.jpg

— Но что бы ни говорили цифры — в городе периодически откровенно воняет.

— Запах к делу не пришьёшь, к сожалению.

Напомню, что крупнейшие предприятия Рязани находятся под федеральным экологическим надзором — регион не может влезть ни в проверку, никуда. Федералы наказывают их, но как? Нашли по документам какое-то несоответствие — выписали небольшой штраф, потому что больших в законодательстве особо и нет.

В октябре, когда было особенно много жалоб, мы проводили контрольные мероприятия (в том числе параллельные замеры с учётом направления ветра) и можем обоснованно предполагать, что загрязнение воздуха шло с территории предприятий Южного и Восточного промузлов, подлежащих федеральному надзору. В ноябре Росприроднадзор и Роспотребнадзор проверили их и выявили ряд нарушений: выбросы фенола из неучтённого источника, превышение по аммиаку, несоблюдение правил производственного контроля. Для устранения нарушений федералы выдали предписания.

И, повторю, в ноябре уровень загрязнения воздуха оценивался как низкий — это можно связать как раз с проверками на предприятиях федерального надзора, основанием для которых были значительные превышения, выявленные нашей лабораторией.

— Экологические вопросы есть и в ведении гостехнадзора — то, что связано с выхлопами самоходных машин.

— У управления гостехнадзора есть диагностические приборы, мы замеряем выхлопы и при превышении норм не допускаем технику к эксплуатации. У современных моделей проблем, как правило, не возникает: они имеют высокий класс экологичности и сами оборудованы датчиками, контролирующими опасность для окружающей среды. Но несмотря на мощные темпы обновления парка техники в рязанском сельском хозяйстве, её большая часть старше 20 лет.

За прошлый год инспекторы гостехнадзора выявили более 100 нарушений экологических норм. Виновные привлечены к административной ответственности.

3.jpg

«Мы достигли знаковой цифры по посевам, но ещё увеличим площадь»

— 2020 год стал очень успешным для рязанских аграриев. Есть шансы повторить результат?

— Не просто «очень успешным»: в прошедшем сельхозсезоне они добились таких урожаев зерновых и масличных культур, которые стали абсолютными рекордами в истории рязанского земледелия. И важно, что к новому сезону наши аграрии подготовились по всем позициям как минимум на уровне прошлого года.

Судите сами: по посевным площадям в 2020-м мы впервые за 20 лет преодолели знаковую цифру в 1 млн га — а в 2021-м ожидаем увеличения посевов ещё на 43 тысячи га. Это наибольший прирост за все предыдущие годы. По техническому и технологическому обеспечению, по материально-техническим запасам показатели выше прошлогодних. Поэтому, если погодные условия вновь сложатся в целом благоприятно, мы рассчитываем на урожаи порядка 2020 года.

То же самое можно сказать и о молочном животноводстве, на котором наш регион специализируется исторически. В 2020 году получен максимальный валовый надой за последние 25 лет — более 514 тысяч тонн. И сейчас он с каждым днём продолжает расти: в Рязанской области увеличивается поголовье, строятся новые современные молочные комплексы, в результате кропотливой работы племенных предприятий повышается продуктивность коров.

Так что в агропромышленном комплексе есть все шансы обновить рекорды 2020 года.

***

Публичный отчёт министров блока Дмитрия Филиппова пройдёт в среду, 7 апреля, в «Точке кипения» на улице Каширина. Начало в 16:00. Количество мест в зале ограничат с учётом «коронавирусных» требований Роспотребнадзора. Этот и последующие отчёты будут в прямом эфире транслировать в соцсетях. Зрители могут оставлять вопросы в комментариях — докладчики ответят на них.

Это материал проекта «Полезный город».

Иллюстрации:  Ринета Цветкова/62ИНФО
Читайте 62ИНФО


Новости партнеров