События

Кротость и гнев лесного великана. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

Статья
Кротость и гнев лесного великана. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

Рассказ о самом крупном звере наших лесов начну с письма Любови Николаевны Мельничук.

«Осенью минувшего года мы всей семьей, а это я, муж и двое детей школьного возраста, поехали на машине за клюквой. Но, к нашему разочарованию, из леса мы вернулись с пустыми кузовками. Нет, ягода в нашем лесу уродилась и дорогу туда мы хорошо знаем. Дело было совсем в другом: на клюквенное болото нас не п­устил… лось. Стоило свернуть с дороги к знакомой просеке, где мы всегда оставляем машину, как из чащи выбежал здоровущий зверина с огромными рогами и путь нам перегородил. Сигналы машины и наши окрики его не испугали. Рогач почему-то еще больше рассердился, стал грозно реветь, рыть копытом землю и остервенело бодать растущий у дороги куст калины. Муж, понимая, чем все это может закончиться, машину быстро развернул. И, надо сказать, вовремя. Зверь, покончив с угрозами, решительно бросился в атаку, заставив нас, что называется, ударить по газам».

Случай, заметим, нешуточный. Обычно при встречах с человеком лесной великан в страхе удирает. А тут зверь был неадекватен, и если б не машина, на которой сборщики ягоды ретировались, развязка встречи могла быть иной. Но об этом чуть позже.

Лось – прирожденный скиталец. Большую часть года он бродяжничает в одиночестве и лишь в период многоснежья становится на постой в чаще леса, присоединяясь к другим скитальцам, также осевшим переждать время бездорожья. Объединяясь в стада по 10–15 голов и проявляя терпимость к собратьям, пребывающие в затворничестве звери ведут тихую размеренную жизнь. Вместе они кормятся, а насытившись, дремлют на снегу рядом друг с дружкой. Места их зимних скоплений охотники называют «лосиными дворами».

Лось

Главный корм лесных великанов – древесина. Они едят прутья ивы, рябины, гложут кору дуба, сосны, обгрызают сосновый подрост, ощипывают мхи и лишайники на деревьях. Но больше всего уважают горькую, но питательную кору осины, обгладывая стволы и сучья упавших деревьев буквально дочиста. Если в «лосиных дворах» зверей не тревожат, то они держатся там до весны. Например, в низинных лесах Окского заповедника, где общее число постояльцев достигает свыше трехсот голов, места зимовок опустевают лишь с приходом апрельского тепла, причем исчезают лоси в течение трех-четырех дней, как будто подчиняются чьей-то команде. Неглупые эти звери хорошо чувствуют, что заповедный лес безопасен для них. Поэтому осенью, в период охоты на копытных зверей, потревоженные охотниками скитальцы направляются в места зимовок еще задолго до больших снегов. Лоси усвоили, что на южной стороне заповедника границей зоны безопасности является река Пра, при пересечении которой беглецы уже не испытывают панического страха перед человеком. Кстати, поняли это и волки. Серые тоже знают границы охранной зоны, где преследования не бывает. Даже обитающие на соседних лугах дикие утки об этом безопасном уголке природы тоже узнали. Стоит в день открытия осенней охоты прогреметь первым выстрелам, они сразу туда, чтобы на заповедных озерах переждать ружейную канонаду.

Но вернемся к лосям. Весной, покидая «лосиные дворы», звери эти вновь становятся бродягами, возвращаются теми же местами, по которым шли на зимовку. Консервативность ходоков столь велика, что они порой пользуются одними и теми же тропами, за что некоторые из них платят жизнью. Осенью, зная о такой особенности скитальцев, к их тропам проявляют интерес охотники.

Врагов у лосей, если не считать человека с ружьем, немного. Это волк и медведь. Но косолапый хищник из мещерских лесов давно исчез, а волк из-за своей малочисленности ощутимого урона лосиному племени не наносит. Поэтому на сегодняшний день, как это ни режет слух, главным недругом лосей остается человек с ружьем.

Лось

Только летом, забираясь в заболоченные леса, скитальцы чувствуют себя в полной безопасности. Тут врагов у них практически нет, кишащие гнусом болота обходит стороной и человек. Поэтому для лосей такие места становятся истинным раем. Тут обилие пищи. Кроме побегов ивняка, их летний рацион состоит из разных трав – таволги, иван-чая, вахты трехлистной, ириса и многих других. Забредая в болота и мелкие озера, едоки спасаются от жары и докучливых кровососов. И тут, в «болотном рае», беременные самки разрешаются родами. Уединяясь на островной суше, они мечут телят прямо на траву. В наших лесах один или два теленка у лосей появляются с конца апреля и по май. У молодых лосих обычно бывает один теленок, у старых – два и очень редко три. Молодняк после рождения пару дней лежит, потом начинает понемногу ходить.

Как лосиха-мать ведет себя, если молодняку грозит опасность? Как-то спрямляя путь по болоту, я повстречал роженицу с двумя только что появившимися на свет божий малышами. Лосята были настолько малы, что издали походили на невеликих собачек. Они еле держались на дрожащих ножках и за своей матерью, пожелавшей от меня скрыться, не последовали, а по ее сигналу затаились в траве. Соблюдая осторожность, я стал к лосятам приближаться. Лосиха, отбежав метров на пятьдесят и выглядывая из кустов, конечно, за детей переживала – как они там? То и дело она издавала негромкие хрипы – предупреждала еще несмышленых малышей: «Лежать! Замереть и не двигаться!». Надо сказать, что эта эволюционно отработанная мера предосторожности очень действенна. Лишь подойдя вплотную, я смог малышей обнаружить. Прижавшись к прошлогодней буровато-охристой растительности, они так хорошо сливались с окружающим фоном, что можно пройти в двух шагах от лосят и не заметить их. Я понимал, для того чтобы сделать нужный снимок, в моем распоряжении не более четверти минуты. Так и вышло. Стоило остановиться возле малышей и щелкнуть затвором фотоаппарата, как у наблюдавшей за моими действиями лосихи кончилось терпение, и она, грозно захрипев, бросилась детворе на выручку. Тут уж было не до снимков, удирал – подай Бог ноги, и если б не сучковатая сосна, на которую я был вынужден взобраться, исход встречи был бы грустным.

Однако такую самоотверженность в основном проявляют бывалые, то есть старые лосихи, у которых материнские чувства развиты наиболее сильно. Молодые же мамаши при угрозе потомству ведут себя иначе.

На одном из глухих болот мы с приятелем случайно набрели на новорожденного лосенка, оставленного молодой мамашей в зарослях багульника. Испытывая непреодолимый страх перед человеком, лосиха незамедлительно ретировалась. А новорожденный при виде людей замешкался. Он неуверенно поднялся на еще слабенькие, дрожавшие от страха ножки и не знал, как поступить: позвать на помощь мать или оставаться на месте и смириться с судьбой? Негромкий всхлип лосихи, прозвучавший в недальних кустах как сигнал опасности, обязал ее первенца замереть на месте. Когда мы подошли к лосенку вплотную и принялись фотографировать, он замер и стоял, как манекен, будто перед нами находилось не живое существо, а замшелый выворотень древесных корней. Удивительно, сигнал матери «Замереть!» был принят с такой покорностью, что малыш нисколько не реагировал на нашу возню с фотокамерами и даже позволял трогать себя руками. Удивило и другое: малыш смиренно позировал даже в тот момент, когда я поворачивал его голову в более выгодное для снимка положение, будто она была пластилиновой. И мать, видя все это, продолжала стоять в кустах, не решаясь защитить своего отпрыска.

Лосёнок

В глубокой древности, когда человек охотился на зверей с дубинкой и копьями, лось людей, возможно, и не боялся, и при встречах наверняка демонстрировал свою силу. Но огнестрельное оружие все изменило – человек у всех животных стал вызывать панический страх. И все же в наше время нередко случается, когда лось, повинуясь инстинктам древности, показывает свою силу и гнев, особенно в минуты угрозы жизни потомству. И это вполне оправданно. Даже малая птаха в безвыходных ситуациях осмеливается потомство свое защищать и, демонстрируя при этом невиданную настойчивость и отвагу, дает отпор неприятелю, во много раз превосходящему ее в силе и росте, в том числе и человеку.

Вернемся теперь к письму Любови Николаевны Мельничук. Почему же повстречавшийся лось проявил к ним такую враждебность? Жители лесных селений знают, что в конце августа и примерно до середины октября у лосей бывает гон и что в это время встреч с быками надо избегать. И это благоразумно. Дело в том, что в период гона рогатые самцы присматривают себе подруг для продолжения рода. Если самка находится в поле зрения нескольких кавалеров, между претендентами происходят ожесточенные схватки. Более старые и опытные быки слабых и молодых изгоняют. Образовавшиеся пары несколько дней держатся на избранной территории оседло. В это время самцы чрезвычайно злы и ревнивы, находящуюся на отдыхе невесту рьяно охраняют. Тут дело доходит до того, что в каждом нарушителе «брачных покоев», будь то собрат, кабан, человек или даже проезжающий автомобиль, бык видит только своего конкурента. И тут становиться на пути у рогатого ревнивца крайне опасно. Похоже, что семья Мельничук на своей «легковушке» вторглась как раз в «брачные покои» лосей. Хорошо, что в этом случае человеческое благоразумие возобладало, – разгневанного быка они оставили в покое. И все обошлось без последствий. Полезли бы на рожон – концовка истории была бы иной.

Иван Назаров
Автор:
Иван Назаров
Фотоматериалы:  Иван Назаров
Материалы по теме:

О Рязани
Герб РязаниРязань (до 1778 года — Переяславль-Рязанский) — город в России, административный центр Рязанской области. Входит в тридцатку крупнейших городов России.

Подробнее