Узда для мышей. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

Статья
Узда для мышей. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

18:53, 15 Октября 2017

У зоологов есть такое понятие: «мышиные годы». Они случаются примерно раз в 10-12  лет. Так уж устроена природа, что иногда мышевидные грызуны получают хорошую возможность резко увеличить своё поголовье.

Мыши, как и крысы, являются «людскими захребетниками». Чаще всего напоминает о себе домовая мышь. Грызун этот вездесущ. Обитает не только возле людей, но и вдали от них. Так, перезимовав в домах, подвалах и других местах по соседству с людьми, часть мышей перекочёвывает в поля и леса. А наступит осень – опять «на постой» к человеку, рассчитывая перекантоваться зимой на его харчах.

Плодовитость мышек чудовищна. Мало того, что у них короткий срок беременности (около 20 дней), так детёныши ещё и взрослеют быстро. В месячном возрасте эти грызуны уже вполне половозрелые, – способны за год сделать до шести и даже больше помётов от 6 до 12 мышат в каждом.

Сколько, вы думаете, мышей живёт на квадратном километре леса? Около пятидесяти тысяч! Считается, что это норма. В «мышиные» же годы число грызунов возрастает в десять и более раз.

Есть свидетельства, что в 1932 году в некоторых регионах нашей страны отмечалась небывалая мышиная напасть.

Вот что написал об этом почётный академик Академии наук Республики Башкортостан, профессор Иван Заянчковский:

«Осенью мне пришлось ночевать на хуторе Серединском, в полупустом доме, «оккупированном» мышами. Они забирались на стол и в шкаф, съедали и портили все наши скудные припасы. Но самым неприятным было то, что мыши грызли нашу одежду и обувь. И мы были вынуждены вешать на ночь вещи на протянутую под потолком проволоку».

В 1932 году мышиной напастью был охвачен и Нижний Дон. Там, как указывают исследования зоолога С.Н. Варшавского, за одну ночь в ловчее ведро попадало до трёхсот мышей.

Памятный след в истории мыши оставили и в 1942 году. Тогда их нашествие ощутили на себе многие. Осенью в Воронежской области жители деревень, спасаясь от мышиной армады, штурмовавшей дома, рыли глубокие канавы. Впечатляющую картину в то время представляли расположения воинских частей, дислоцирующихся на переднем крае линии фронта. Воевать нашим солдатам тогда приходилось не только с двуногими оккупантами – фашистами, но и четвероногими – мышами. Однажды маршал Рокоссовский был вынужден доложить Верховному главнокомандующему о том, что готовящееся наступление может быть сорвано, если не обуздать невиданное нашествие мышей, серые выводили из строя стоящие на аэродромах самолёты, обгрызая обмотку проводов, и заражали лётчиков туляремией. Вот такие случаи знает история.

Следует отметить, что это годы исключительные, по каким-то причинам вышедшие из-под контроля природы. Известный специалист по мышевидным грызунам И.А. Поляков в одной из своих книг указывает, что теоретически в благоприятной среде 5 пар полёвок вместе со своими выводками могут произвести 6 миллиардов потомков в год. Случись такое, и за одни сутки серой армией едоков может быть полностью съеден урожай пшеницы с 30 тысяч гектаров.

Однако этого никогда не происходит. Расплодившуюся серую братию укрощает сама природа. Их численность прореживают малоснежные зимы, особенно когда частые оттепели перемежаются сильными морозами: талая вода заливает норы, а затем превращается в лёд. Оказавшись в ледяном плену, мыши и полёвки окоченевают через 2-3 часа.

Усмирить расплодившуюся армию удаётся и хищникам. Из зверей это лисицы, хорьки, ласки, горностаи, ежи и многие другие. Из птиц – канюки, соколы, луни, ястребы, коршуны, совы. Глупо было бы думать, что в «мышиные годы» все они едят за десятерых. Вовсе нет, аппетит у них и без того завидный. Хорёк в период выкармливания детёнышей истребляет 1,5 тысячи мышей. А его соплеменница ласка за год способна уничтожить их десятки тысяч. Все мышееды, узнав о многократном увеличении числа грызунов, в свою очередь тоже увеличивают поголовье. Если в гнёздах ушастых сов число яиц обычно колеблется от 3 до 7, то в «мышиные годы» их число почти удваивается. Точно так же поступают и другие охотники на мышей, в том числе лисы. Накануне мышиного нашествия они становятся «матерями-героинями», увеличивая поголовье лисят в помётах до десяти и более.

Ёж_мышелов

Учёные считают, что охотники на мышей получают информацию об их намерении расплодиться загодя. Но откуда? Есть мнение, что это каким-то образом связано с активностью солнца, повторяющего «мышиные годы» по своим, пока ещё не совсем понятным человеку законам. Возможно, хищники, удваивая своё поголовье, и не ведают о мышином расплоде. Однако соглашаются с этим не все специалисты. Одни полагают, что и тех и других к повышенному размножению «подталкивают» изменения солнечной активности. У других – своя точка зрения. Совы, дескать, увеличивают кладки только тогда, когда наверняка убедятся в мышином расплоде.

Многие, наверное, видели зависающего над полем в трясущем полёте небольшого соколка, высматривающего добычу. Это пустельга. Главная составляющая её рациона – мыши и полёвки. На зиму эта птица всегда откочёвывает к югу, где отсутствие снега и умение охотиться позволяют ей легко прокормиться, а значит, перезимовать.

И вот неожиданность: зимой 2003 года три пары пустельг благополучно перезимовали на территории Рязанского нефтеперерабатывающего завода. Сами по себе соколки эти для работников предприятия диковинки не представляют. Летом они постоянно гнездятся в нишах высотных сооружений. Но вот чтобы зимовать, такого ещё не бывало. Днём птицы охотились на мышей, а ночью находили приют на колоннах технологических установок. Что же их заставило пренебречь посещением южных «курортов»? Может, из-за зимы (в тот год она была на редкость мягкая), а может, из-за мышей, которых было вдоволь. Загадка…

Другой сюрприз пустельги преподнесли в конце лета, загнездившись второй раз кряду, что необычно для этих птиц. В двух гнёздах пустельг птенцы появились в сентябре. Причина позднего гнездования, похоже, одна – «мышиный год».

Но всё же главным показателем (биологи называют его классическим), позволяющим судить о мышиной плодовитости являются совы, а точнее их кладки: много мышей – много и яиц. Весной 2004 года мы с другом, изучая сов, отыскали несколько гнезд филинов – самых крупных птиц семейства сов и самых редких для средней полосы России. В отличие от других сов, гнездящихся либо в дуплах, либо в старых гнёздах ворон и канюков, филины устраивают свои гнёзда на земле, поэтому они более доступны для изучения. Тогда во всех найденных гнёздах было по пять яиц. В другие годы их у филинов бывает не более трёх.

Совы

Продолжая «мышиную» тему, следует сказать несколько слов и о болотных совах. Помню, весной 2004 года их в Рязанскую область нагрянуло великое множество. В сумерках, а часто и днём болотные совы, летая над лугами и полями, заглядывают и на окраины деревень в надежде изловить там мышей, что им и удаётся. Много болотных охотников в ночное время летят к шоссейным дорогам. Дело в том, что луга теперь по большей части не косятся, да и заброшенные поля изрядно заросли. Поэтому на лугах исчезают коростели, уменьшается племя куликов, а на полях не слышно перепёлок, перестали заглядывать туда и тетерева, остались только мыши. И они благоденствуют. Но изловить их в густой и высокой траве для сов практически невозможно, и они нашли выход – дороги! Снующая по ночам мышиная братва появляется и на асфальте. Правда, во время охоты на дорогах совы и сами гибнут под колёсами машин. Ослеплённые фарами, они не успевают оценить обстановку и вовремя отреагировать на опасность.

В том же 2004 году тоже повели себя интересно и ушастые совы. Мой друг развесил в лесозащитных полосах, примыкающих к Окскому заповеднику, искусственные домики для пустельг. Однако дощатые жилища пришлись по нраву совам. Случай сам по себе редкий. Но изумление у нас вызвало другое. Все совы, а их поселилось три пары, приступили к кладке яиц не в апреле, как это обычно бывает, а в конце июля. О подобных поступках сов я никогда не слышал. Очень похоже, что ориентируясь на «мышиный год», они сделали вторые кладки. Факт, надо сказать, поразительный. Самые поздние кладки у ушастых сов отмечены в начале июня. Но такое бывает только тогда, когда первая кладка по какой-нибудь причине погибает. Однако мой друг, соблюдая все тонкости научной дипломатии, пока не желает делать из этого феномена скоропалительное открытие. Три гнезда – маловато. Нужны ещё примеры.

Но как бы то ни было, а природа, как мы видим, на весах жизни не допускает крен в ту или иную сторону.

Иван Назаров
Автор:
Иван Назаров
Иллюстрации:  Иван Назаров
Материалы по теме:









Новости партнеров