«Не верю, что с людьми нельзя договориться». Вторая часть эксклюзивного интервью Юлии Рокотянской

Интервью
«Не верю, что с людьми нельзя договориться». Вторая часть эксклюзивного интервью Юлии Рокотянской
11:02, 17 Октября 2018

Продолжение интервью новой главы Рязани — о насущных городских проблемах, семье и взаимодействии депутатов с журналистами.

Сейчас думе и администрации предстоит вместе работать над важнейшим документом — бюджетом. Чего глава города и депутаты ждут от него?
— Во-первых, бюджетное планирование и в принципе всё развитие города идёт в русле стратегической цели, которую нам поставил наш президент Владимир Владимирович Путин: благосостояние и комфорт наших граждан. Здесь есть и социальные, и экономические аспекты. Я не могу сейчас сказать, какие конкретно мероприятия будут заложены в бюджет, но они должны быть направлены на решение задач, которые улучшат жизнь горожан.

Работа уже начата. Замечу, что бюджетный комитет у нас возглавляет Галина Владимировна Трушина — человек очень опытный, знающий свою работу. Она умеет считать, понимать, разбирается во всех этих мероприятиях. Я тоже очень активно подключусь к этой работе. Надеюсь, будет полное взаимодействие с администрацией и бюджет на три года получится достойным.

Традиционно при подготовке бюджета депутаты лоббируют интересы своих округов и в первую очередь ремонт дворов. С этого года администрация перешла от мелких работ по многим адресам к комплексному благоустройству нескольких территорий. Какой подход больше устраивает вас?
— Вы имеете в виду проект «Единой России» «Городская среда», в рамках которого существует возможность благоустройства дворовых территорий, не так давно внедрённая на региональном уровне. Во время предвыборной кампании я часто встречалась с жителями, и было очень много вопросов именно на эту тему. Как выяснилось, многие рязанцы не знают механизмов этой программы. Мы с депутатами уже обсудили, что нужно информировать людей и помогать им делать заявки.

Да, есть вопросы финансирования, но, на мой взгляд, это одна из наиболее важных составляющих. Потому что готовность жителей внести 5% суммы, во-первых, показывает, насколько им вообще нужно благоустройство и, во-вторых, повышает их ответственность и заинтересованность в сохранении порядка. Люди понимают: если мы вложились, то будем следить, чтобы никто не ломал детские площадки, не мусорил и так далее.

И в целом я всё-таки за качественный подход, иначе эффекта не будет. Как я уже говорила: если делать, то делать хорошо.

1.jpg

В этом году при реализации программы возникла такая проблема. Жильцы инициировали благоустройство, вносили свои деньги, предлагали эскизы, но итоговую проектную документацию, которую получает подрядчик, с ними никто не согласовывал. В итоге в одном дворе собирались снести установленную год назад детскую площадку, в других спилили никому не мешавшие деревья и так далее. В разговорах «не под запись» слышал от чиновников, что проекты людям не показывали, потому что с ними, мол, невозможно договориться.
— Мой опыт работы показывает, что всегда можно найти точки соприкосновения. Людей надо слышать. Я не видела ни одного нерешённого вопроса, всегда можно договориться. И вообще, для кого мы тогда делаем-то? Я не понимаю такого подхода. Касаемо всего, что будет проходить через меня, уверяю: мы будем слышать людей.

Во время предвыборной кампании на меня очень приятное впечатление оказали встречи с руководителями ТОСов. Это просто кладезь для того, о чём мы сейчас говорим. Они хорошо понимают жителей, «землю», всю проблематику своей территории. Причём в основном это люди с большим жизненным и профессиональным опытом, им доверяют. И сейчас я думаю о том, чтобы максимально привлекать ТОСы к нашей работе. Нам нужно слышать их мнение, советоваться с ними.

В каком формате это возможно?
— Я думаю об этом. Было бы здорово, например, создать общественный совет, куда входили бы представители ТОСов.

z.jpg

В Рязани же есть общественная палата, как раз при гордуме. Но, кажется, она существует только на бумаге. Вы будете заниматься ею?
— Мне нужно понять функционал, полномочия общественной палаты. Почему я говорю об общественном совете? На предыдущих местах моей работы были такие советы, куда входили самые разные люди. И когда нам нужно было узнать весь спектр мнений, скажем, по какому-то законопроекту, мы выносили его на совет и, поверьте, получали много хороших предложений, делали коррективы. И потом я со спокойной совестью шла в правительство, в областную думу.

Эта система работает и на федеральном, и на региональном уровне. Почему не предложить её здесь? Надеюсь, она будет эффективна.

Одна из находящихся в компетенции думы актуальных городских тем — платные парковки. Какие идеи есть у нового созыва?
— На мой взгляд, это очень нужная Рязани система. Из-за хаотичной стоянки в центре порой не могла проехать «скорая», спасатели, люди с ограниченными возможностями. Понятно, что механизм новый, его нужно совершенствовать. Люди относятся по-разному. Мы будем слышать пожелания и находить компромиссы, но двигаться дальше нужно.

И напомню, что для социально незащищённых категорий граждан все места бесплатные. Мы же формируем доступную среду и должны учитывать интересы всех жителей.

3.jpg

Скандальный эпизод работы предыдущего созыва — обсуждение проекта концессии «Водоканала». Как новый депутатский корпус смотрит на такие инициативы?
— Пока мы не обсуждали эту тему. Моё мнение: прежде чем принимать такие решения, нужно досконально изучить экономику предприятия, провести внешнее обсуждение. Вопрос очень острый, и решать его поверхностно ни в коем случае нельзя — только погрузившись в проблему и поминая все плюсы и минусы решения, его результат для города, для людей.

Вы уже не раз произнесли «экономика», «экономический». Как вы будете применять в думе опыт предыдущей работы? Как он поможет городу?
— Самым прямым образом. Любое управленческое решение, где бы мы ни находились, приводит, помимо социального, и к какому-то экономическому результату.

Мне очень важно, чтобы в бюджет города поступало как можно больше доходов — а это в основном налоги. Возьмём, к примеру, НДФЛ. Чем выше средняя заработная плата в городе, тем больше отчислений в муниципальный бюджет. Соответственно, улучшая экономику, привлекая инвестиции, которые влияют как на количество рабочих мест, так и на уровень зарплаты работников, мы повышаем доходную часть бюджета.

У Рязани есть особенность: это крупный промышленный город (даже стратегический в некоторых отраслях), но здесь и огромное количество малого и среднего бизнеса. Ему нужно давать возможности для развития — а это тоже наша тема: у нас есть профильный комитет, он будет работать над этим.

Мне понятная эта среда, и, конечно, мне будет легче разбираться в тех или иных вопросах, помогать улучшать ситуацию.

4.jpg

Не могу не спросить о взаимодействии думы и СМИ. Будут ли открыты для журналистов заседания комитетов?
— Я представляю, как сильно вас волнует этот вопрос. Поверьте, меня он волнует не меньше. Всегда есть две точки зрения. Понимаю позицию журналистов: хорошо бы посмотреть. И я за, но есть и вторая сторона. Сейчас, во время нашей беседы, вы делаете черновые записи — но вы же покажете читателям не их, а полноценное интервью, то есть конечный результат работы. У нас, депутатов, конечный результат представляется на заседании думы. Мы можем показать «черновик», но как он будет трактоваться? Поэтому здесь пока знак вопроса.

Но, во-первых, за годы открытых для прессы комитетов, насколько помню, не было ни одного скандала, связанного с неверной трактовкой «черновиков». И во-вторых, проблема в том, что конечный результат работы на заседании думы обычно выглядит так: «Вопрос был подробно рассмотрен на комитете, просьба поддержать», — и всё. И журналисты, которых на комитет не пустили, просто не понимают, о чём речь. Вот почему они нужны нам.
— Я ещё подумаю об этом, взвешу все за и против, и, надеюсь, мы найдём правильное компромиссное решение. Я согласна: чем чётче люди поминают, что происходит, тем меньше догадок и домыслов.

Мне самой сейчас очень интересно посмотреть: как будут проходить комитеты, как будут собираться депутаты, каким будет обсуждение. После первых заседаний я уже буду понимать, как выстраивать работу, в том числе с журналистами.

5.jpg

Если позволите, несколько личных вопросов. Вы уже сказали, что семья вас поддерживает. А удастся ли совмещать напряжённую работу главы города с личной жизнью?
— Работа замминистра экономического развития и министра труда показала, что удаётся. Есть что подкорректировать с учётом жизненного опыта, но всё равно семья, ребёнок в приоритете. Мы всегда успеваем общаться и вечером, и утром, выходные в нашем распоряжении. Семья — моя поддержка и опора. Родители гордятся, ребёнок тоже всегда говорит: «Мама, у тебя всё получится».

Работа работой, а дома я такая «мама-мама». Это и вопросы учёбы, и каких-то личные — мы всё обсуждаем, и мне это нравится. Ребёнок — это энергия, которую мало кто ещё может дать.

Политика — новая для вас сфера. Есть ли у вас ориентиры среди женщин-политиков или политиков вообще?
Очень много достойных политиков, на кого можно равняться и, главное, у кого есть чему поучиться. Но выбрать кого-то одного не могу — никогда не любила идолов. Я человек поиска, мне интересно совершенствоваться самой и, конечно, на опыте других людей,

которые успешно себя проявили в той или иной сфере. Даже когда мы готовим какие-то документы, я изучаю опыт других регионов. Так же и в политике: смотрим, какие есть мысли, какие рассуждения. Это нормально.

6.jpg

Едва ли не первая ваша встреча после избрания — с митрополитом Марком. Просто совпали графики или это было принципиально для вас?
— Меня пригласил сам владыка. Для меня это большая честь, но я не ожидала встречи. В первые дни поступил памятный адрес, а через некоторое время пришло СМС от представителя владыки с предложением встретиться с ним. Мы обсудили вопросы развития города и нашли общие темы.

Понимаете, всё идёт от души человека, от его настроя. Бывают отрицательные моменты, сложные жизненные ситуации. Вопрос, как ты к этому относишься и с чем ты идёшь к людям. Владыка дал несколько жизненных советов, потому что впереди сложная, очень ответственная работа и наверняка будет критика в мой адрес. Я не хочу ни с кем ссориться и надеюсь, что мне хватит терпения, силы, смирения.

Ещё речь зашла о детях. У меня ребёнок состоит в «Православных витязях». И мы понимаем: как было бы здорово, если бы у нас в регионе получилось выстроить преемственность поколений. У нас есть воздушно-десантное училище, но нет, условно говоря, Суворовского — места, где наши традиции прививались бы школьникам. Что такое «Православные витязи», помимо физического развития, военной подготовки? Мой ребёнок после первого года там знал все основные молитвы, у него правильное отношение к старшим, вообще к людям, к обществу.

Я уже говорила, нам в России не хватает правильного отношения людей: чтобы не кидали фантики и «бычки», не устраивали грязь в собственных дворах. Это же духовное развитие. Я понимаю, что, как глава города, тоже должна подавать пример: о чём я говорю, о чём я мыслю — всё это цитируется, собирается. Поэтому мой образ жизни должен быть правильным.

***

Первая часть интервью — здесь.

Иллюстрации:  Сергей Газетов

Смотрите также: