Прислать материал

Говорить нельзя замалчивать. Рязанский психиатр — о проблеме суицида и жизнесберегающих технологиях

9:04, 20 Сентября 2020

10 сентября известно как Всемирный день предотвращения самоубийств. В России тема суицидов по большей части широко не освещается: об этом предпочитают не говорить (или даже высмеивать), а визиты к врачу-психиатру воспринимаются как нечто запредельное. 62ИНФО вместе с профессором кафедры психиатрии РязГМУ Алексеем Мериновым разобрали не только самые распространённые социальные установки о самоубийствах, их предпосылки и группы риска, но и позитивные стратегии государства и семьи, которые помогут вновь ощутить полноту и радость жизни.

Не надо бояться психиатров

— Несколько раз в месяц в рязанских новостях появляются сообщения о людях, которые свели счёты с жизнью. Но часто людей спасают или исполнить фатальное решение по какой-то причине не удаётся. Что тогда происходит с человеком дальше?

— Если человек не попадает в морг, он оказывается в неотложном отделении в зависимости от повреждений: в хирургии, травматологии, токсикологии. Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» и приказ Минздрава №148 от 6 мая 1998 года «О специализированной помощи людям с кризисным состоянием…» теоретически регламентируют работу так называемой кризисной медицины для людей, которые по какой-то причине не хотят жить. Но, к сожалению, всё не так гладко на практике.

Важно понимать, что человек, совершивший суицид или его попытку, не всегда имеет психическое заболевание.

После попытки человека должен осмотреть психиатр, он определяет, нужно ли человеку лечение или психологическое сопровождение. Теоретически через осмотр должен пройти каждый, кто совершил суицидальную попытку — чтобы исключить или снизить риск её повтора. Но на практике это происходит не всегда. Кстати, риск повтора в десятки раз возрастает после первой попытки.

Российское общество демонизирует психиатрию, для обычного человека она выглядит устрашающе. «После психиатра нам не дадут права, мы не попадём учиться» и так далее. Люди всячески избегают встречи со специалистами психиатрического профиля. Но гораздо страшнее другое: если человек выпадает из поля зрения врача-психиатра, то никакую эффективную вторичную профилактику не проводят. Мы, медики, не можем отследить его судьбу.

Суицидальную попытку можно «проработать», снизить риск её повторения: определить причину, дать человеку возможность выговориться, получить помощь.

Нет реальной статистики — нет эффективной профилактики

— Чёткой маршрутизации работы с такими людьми в Рязанской области нет, как и нет в регионе полноценной суицидологической службы.

Нет кризисных коек (кризисного стационара), должен работать не просто телефон доверия (такой в Рязани есть), а многоканальный круглосуточный телефон экстренной психологической помощи. Кроме того, поисковики должны выдавать на верхних позициях российские антисуицидальные сайты — например, pobedish.ru.

Статистика по суицидам в регионе неполная: проблему стремятся лишний раз не «подсвечивать» ни семьи, ни учреждения. А ведь именно регистрация суицидальных случаев есть ключевой элемент комплексной системы предотвращения самоубийств.

Приемное отделение.jpg

Если бы в Рязанской области существовала полноценная суицидологическая служба, цифры статистики были бы выше, но они были бы более реальные. Это изначально, конечно, пугало бы и обывателей, и власти, но через несколько месяцев или лет ситуация бы изменилась в лучшую сторону за счёт результатов профилактической работы психиатров. Медики смогут оценивать ситуацию: люди, выжившие после попытки суицида, находятся в важнейшей группе риска.

А равнодушие — это чудовищная позиция, поскольку речь идёт о наших детях, наших близких.

Журналист 62ИНФО нашёл на сайте областной психиатрической больницы раздел, посвящённый суициду. Информация соответствовала данным 2008 года, также там предлагается скачать методические рекомендации по профилактике суицида. По запросу «Экстренная социальная психологическая помощь Рязани» поисковики выдали номер телефона доверия областного психоневрологического диспансера +7 (4912)24-45-24, на который не удалось дозвониться в течение дня в разное время (линия занята), а также адреса и рабочие телефоны трёх рязанских психологов.

Алко-фактор

— В чём, на ваш взгляд, причина проблемы, каков источник?

— У нас много пьющих людей. Они составляют «львиную» долю контингента. Очень много самоубийств совершается на фоне похмельной депрессии. Ошеломительного снижения употребления спиртного в обществе нет, а уже само злоупотребление алкоголем — это, по сути, медленное самоубийство.

Если говорить о причинах суицидов и их попытках, то это многофакторный комплекс проблем. Резко и внезапно это с человеком случается крайне редко: предсуицидальное состояние заметно, хорошо читается специалистами — если, конечно, к ним обратиться. А лучше это сделать, чем не сделать.

— Оправдано ли законодательное ограничение распространение информации о самоубийствах? Тему суицида в России сейчас регулирует статья 15.1 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Она позволяет блокировать сайты или их страницы при обнаружении там «информации о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства».

— Да, оправдано. В 1774 году Иоганн Гёте опубликовал свой роман «Страдания юного Вертера». Книга вызвала не только внимание просвещённой европейской публики, но и волну самоубийств: молодые люди подражали герою романа. Так что суицид заразен.

СМИ, к сожалению, не всегда были тактичны в освещении этой социально значимой темы.

Конечно, дело не только в зависимостях и неумелом освещении проблемы. Мы живём в обществе постмодерна, это подразумевает и перенаселение городов, и обилие информации, и огромную скорость происходящих перемен, и большое влияние виртуального пространства. Но в то же время это и одиночество, и нагрузка на нейронные сети, и подмена смысла происходящего его зрелищностью, а также снижение социальной поддержки.

А ведь человека поддерживают в жизни именно социальные связи. Семья, профессиональное сообщество, друзья, хобби, увлечения — они как тросики, которые держат человека в норме.

Кстати, к этим «удерживающим нитям» относится и отношение к самому себе, и здоровье. Эти «ниточки» дают нам смысл. Если связи рвутся, это выводит человека из положения устойчивости, делает его уязвимым. Даже появление частной психотерапевтической практики не решило проблему суицидов кардинально. Это нужно решать на государственном уровне — и начинать нужно с молодёжи, с ними труднее.

Говорите с детьми о жизни, перспективах, мечтах

— Да, давайте поговорим отдельно о подростковых суицидах. Три года назад Владимир Путин подписал закон об ужесточении наказания за склонение к суициду. Документ увеличил до 15 лет срок максимальной уголовной ответственности за склонение детей к самоубийству. Это стало ответом на распространение в соцсетях так называемых «групп смерти».

— Суицид ребёнка или подростка — это частый признак краха семейной, педагогической, социальных и духовной сфер. Организаторы «групп смерти» — частенько сами пациенты психиатров с различной степенью отклонений: манипуляторы, социопаты, психопаты.

Проблема не только в этих группах, а в том, что мы сами порождаем поколение, готовое в них вступать. В эти группы попадают определённые подростки.

Подростковый возраст — кризисный. Взрослые часто заняты, они монетизируют свои любовь и внимание, «откупаются» или игнорируют подростка, срывают на нём недовольство собственной жизнью. Родителям нужно сделать так, чтобы семья была первым местом, куда ребёнок бежит со своей проблемой.

Нынешние подростки очень чувствительны. Мы получили трепетное поколение, особенно если сравнивать с теми, чьи 12-16 лет пришлись на «лихие 90-тые». Им необходимо прививать навыки стрессоустойчивости, создавать в семье атмосферу доверительности и защищённости, с детства объяснять особенности общения в сети.

Вот на что родителям следует обращать особое внимание:

  • длительная усталость, скука, упадок сил

  • нарушения сна и аппетита

  • неусидчивость и беспокойство

  • фиксация на мелочах или рассеянное внимание

  • агрессивность

  • замкнутость

  • чрезмерная эмоциональность

  • неряшливый внешний вид

  • прогулы школы

  • открытые заявления «я никому не нужен», разговоры о смерти.

Большой процент суицидов даёт подростковая наркомания. И здесь есть парадокс: среди причин начала употребления наркотиков желание «словить кайф» стоит на пятом месте, изначально это одиночество, тревога, депрессия.

Ребёнок и подросток, выросший в здоровой семье, скажет «нет» и алкоголю, и наркотикам, и деструктивному интернету. Или сможет в случае чего признаться родителям и попросить их помощи.

Говорите с детьми о жизни, о перспективах, мечтайте, планируйте. Если прецедент уже произошел — не бойтесь говорить открыто.

Конечно, необходимо и дальнейшее развитие детско-подростковой психолого-психиатрической службы. Речь идет о континууме: школьные психологи – детско-подростковые психиатры. Их штат необходимо наращивать.

Здесь снова поднимается вопрос создания реально работающей кризисной службы (психологической и психиатрической). На государственном уровне нам просто необходима всесторонняя работа по гармонизации семейного института: создание мест семейного отдыха, психологическая помощь семьям, социальная поддержка и многое другое.

Мы привыкли иметь дело со свершившимся, но мало думаем о профилактическом направлении. Сюда надо вкладывать деньги и усилия, если мы хотим здоровое и живое поколение.

Баженов.jpg

COVID и суицид

— Сохранять душевное равновесие во время пандемии сложнее. Многие люди в последние полгода жаловались на психологический дискомфорт. Выросло ли количество суицидов во время самоизоляции?

— Некоторая связь между явлениями, безусловно, присутствует. Учёные во всем мире занимаются исследованием имеющихся связей. Но напомню: сейчас помощь нужна больше самим медикам, работающим в «красной зоне». При участии общественной палаты региона мы даже выпустили практическое руководство «Медик vs COVID-19», где описали пути стабилизации психического состояния.

Там есть простые методики совладания со стрессом и борьбы с посттравматическим расстройством, а также конкретные рекомендации, когда «самопомощь» уже не помогает. Врачам, да и не только им, полезно помнить, что иногда просто один небезразличный разговор может изменить или буквально сохранить человеку жизнь.

Иллюстрации:  Алексей Меринов, 62ИНФО
Читайте 62ИНФО


Новости партнеров