Прислать материал

Под грифом «секретно». Кого на самом деле хоронили на «немецком» кладбище Рязани

17:16, 26 Апреля 2021

В Рязани немало достопримечательностей — некоторые хорошо знакомы каждому, о других вспоминают значительно реже. К последним можно отнести некрополи. Между тем, старинные кладбища — это места, где пересекаются материальная и духовная культура; не зря существует целая дисциплина, которая их изучает — некрополистика.

Рязанские некрополи тоже заслуживают отдельного разговора. В этот раз 62ИНФО расскажет о кладбище рязанского концлагеря, где нашли последний приют пленные Великой Отечественной войны. Оно входит в список самых таинственных мест Рязани.

Лагерь № 178-454: пять польских генералов, племянник Дзержинского и строители Приокского

«Немецкое кладбище» — под таким названием рязанцам известен Мемориальный комплекс жертв войны и репрессий. Это, пожалуй, один из самых загадочных местных некрополей. Объясняется это не мистикой, а вполне земными причинами: информация о спецлагерях не разглашалась. Кладбище же относилось к лагерю № 178-454, созданному 2 января 1942 года.

Поначалу лагерь был фильтрационным. Главной задачей обозначали «выявление среди бывших военнослужащих Красной армии, находившихся в плену и окружении противника, изменников родине, шпионов, диверсантов; лиц, подозреваемых в изменнической деятельности; гражданских лиц призывного возраста, проживавших на оккупированных территориях». То есть сюда попадали сотни людей, по которым предстояло принять решение: кто перед государством чист, а кому предстоит идти дальше по этапу — порой только потому, что оказался на территории, захваченной врагом.

1.jpg

Тогда лагерь состоял из двух отделений — в посёлках Канищевские выселки («Верхний лагерь») и Дягилево. Позже число отделений выросло до 16. Менялся и «спецконтингент». В первую очередь это было связано с наступлением советских войск: с 1944 года в лагерь стали переводить пленных поляков. В основном это были участники Армии Крайова — эта организация не поддерживала Гитлера, но и советскую власть не приветствовала, рассчитывая поднять восстание за независимость Польши при поддержке Европы.

Поляков отправляли в несколько лагерей на территории СССР, но рязанский считался самым лучшим: режим здесь был мягче, содержали в основном офицеров. Только генералов в числе пленных насчитывалось пять. Был в списках заключённых и человек со знакомой каждому советскому гражданину фамилией — Ежи Дзержинский. Отцу-основателю ВЧК Феликсу Дзержинскому он приходился племянником, в лагере его держали до 1947 года, после чего отпустили в Польшу.

Всего через рязанский лагерь прошло более двух тысяч поляков. Для них определили семь бараков в отделении в Дягилеве. Интересно, что лагерь № 178-454, несмотря на относительно мягкий режим (а, вероятно, благодаря ему), был лидером по побегам: более 22 польских заключённых в разное время смогли ускользнуть отсюда, и судьба их не установлена.

2.jpg

Известно также о выговоре, который получили начальник и заместитель лагеря, они «не приняли своевременных предупредительных мер и не донесли начальнику УМВД по Рязанской области» о готовящейся заключёнными голодовке. Пленные массово отказывались от пищи минимум дважды — в 1945 и 1947 годах. Что послужило причиной, какие требования они выдвигали — неизвестно, но вскоре после последней голодовки поляков из лагеря этапировали.

Впрочем, поляки были хотя и значительной частью «спецконтингента», но не единственными, кто оказался не по своей воле на рязанской земле. После наступления Красной армии потянулся в лагерь поток немецких пленных. О них известно, пожалуй, ещё меньше. Но плодами их трудов рязанцы пользуются и сейчас: заключённые строили заводы и жилые дома в микрорайоне Приокский (их до сих пор называют «немецкими»). Знаменитый кинотеатр «Родина» — тоже дело их рук. Старожилы Рязани ещё помнят колонны идущих на работу пленных. Говорят, несмотря на недавнюю войну, местные их жалели и старались подкармливать.

Забытые могилы: возвращение имён

По сравнению с другими спецлагерями смертность в рязанском была невысокой. Известно о расстрельных приговорах, но чаще причиной «безвозвратного выбытия» были болезни — туберкулез или дизентерия. Хоронили заключённых тут же, неподалёку. Так и появилось «немецкое кладбище».

Сюда же привозили тела тех, кто умирал в поездах, перевозивших пленных: их снимали с составов на соседних станциях. Таких захоронений — около сотни, известны имена лишь каждого четвёртого.

3.jpg

Говорить о числе могил сложно: действовало кладбище до 1949 года, потом было заброшено. Секретность тоже не способствовала изучению данных о некрополе. Да и хоронили в те годы порой так, что в могилах, которые значились индивидуальными, позже находили останки нескольких человек. Над земляными холмиками ставили табличку с номером заключённого — спустя несколько десятилетий цифры практически не читались. Число захоронений может доходить до шестисот.

Установить имена тех, кто погиб в лагере, пытаются до сих пор. Но самая масштабная работа пришлась на конец восьмидесятых — начало девяностых. Не все попытки были успешны; говорят, перед визитом делегации из Германии для приёма гостей сделали площадку — для этого бульдозером прошлись по захоронениям, попутно перемешав останки. Удачнее оказалась работа правозащитных организаций — они собирали воспоминания бывших узников, подняли архивы, которые были доступны; привлекли экспертов. В результате удалось установить имена 233 немцев, 32 поляков, 6 венгров, 2 чехов и одного румына.

От свалки до мемориала

Спустя полвека после закрытия, забвения и запустения лагерное кладбище признали мемориальным. Охраняемой сделали всю территорию некрополя. У входа установили плиту с информацией о пленных-иностранцах. Германия не стала определять индивидуальные могилы погибших немцев, а вот поляки покоятся отдельно — их легко узнать по белым крестам из мрамора. Сейчас за состоянием захоронений присматривают Немецкий Народный Союз по уходу за могилами жертв войны и Польский Совет охраны памятников борьбы и мученичества.

4.jpg

В центре некрополя — общий памятник всем погибшим. Он представляет собой три креста высотой по 12 метров. На крестах — венки из колючей проволоки, ниже — могильные таблички; именно такие ставили на лагерных захоронениях.

Отдельно стоит рассказать о ещё одном памятнике — он не связан с историей лагеря, но имеет прямое отношение к репрессиям. Хотя официально кладбище было закрыто в 1949 году, в мае 1993 здесь прошли ещё одни похороны. На территории некрополя появилась братская могила двухсот жертв Большого террора. Их останки нашли при строительстве на окраине Лазаревского кладбища и перенесли сюда.

Поначалу над захоронением установили крест, но вскоре его украли. Затем разместили камень, но его постигла та же участь. Наконец, в 2012 году был открыт памятник, посвящённый памяти репрессированных рязанцев. Он представляет собой лестничный «колодец» — последнее, что видели и помнили о родном доме те, кто нашёл последний приют на «немецком кладбище».

Ранее 62ИНФО рассказывал о Лазаревском и Скорбященском кладбищах Рязани.

Александра Гудкова

Иллюстрации:  Ринета Цветкова/62ИНФО
Читайте 62ИНФО


Новости партнеров