Прислать материал

«Первый месяц мне снились больные». Рязанский священник — о работе в красных зонах

9:02, 31 Января 2021

Число заражённых коронавирусом в рязанских больницах исчисляется сотнями. Медики продолжают на износ работать в красных зонах — но они не единственные, кто помогает больным. В декабре посещать пациентов с ковидом разрешили священникам. Один из них, ключарь Николо-Ямского храма Димитрий Фетисов, рассказал 62ИНФО, почему это оказалось таким важным — и как пригласить священника к своим близким, оказавшимся в красной зоне.

«Один из нас пошёл в красную зону после смерти жены от ковида»

Три священника — уже второй месяц частые гости в ковид-отделениях рязанских больниц. Иереи Роман Луканин, Георгий Цветков и Димитрий Фетисов впервые вошли в красную зону 16 декабря. Первая смена получилась самой долгой — семь часов. За это время исповедали и причастили более двухсот человек.

Этот день стал для Димитрия Фетисова не только самым тяжёлым, но и самым запоминающимся:

«Заразиться мы не боялись: все трое уже переболели. Да и принимая сан, ты знаешь, на что подписываешься. Священник — социальный человек, мы общаемся с людьми и в тюрьмах, и в больницах. Когда идёшь к умирающему — справку у него же не спрашиваешь. Тем более отец Георгий служит в храме при ОКБ, он с больными имеет дело часто. Меня жена и дети поддержали в решении работать в ковид-отделении. А отец Роман, он из Михайловского района, очень просил, чтобы ему дали возможность поддержать таких пациентов. Он пошёл работать в красную зону после смерти жены — матушка Ольга умерла от ковида».

Прежде, чем впервые войти в отделение, священники прошли специальные курсы: слушали лекции о том, как правильно общаться с пациентами; учились надевать костюмы, в которых положено находиться в ковидном госпитале — медицинские комбинезоны, бахилы, перчатки и респираторы.

«Когда первый раз зашёл в реанимацию — люди испугались»

Медицинский «скафандр» вместо церковного облачения поначалу был непривычным: «В костюме сложнее, конечно. Когда после первого дня его снял — одежду просто выжимать можно было. Дольше всего привыкал к маске: в ней душно. Теперь делю больницы для себя по типу вентиляции. Легче всего дышится в новой БСМП: потолки высокие, на втором месте — больница Семашко, тяжелее всего в 11-ой больнице. А вот врачи там очень отзывчивые».

Несмотря на медицинский костюм, узнать священника можно без труда, уточняет отец Димитрий. Часть церковного облачения, поручи и епитрахиль, разрешили пронести в красные зоны:

«Вид, конечно, непривычный. Когда первый раз зашёл в реанимацию, люди испугались. Решили — раз уж сюда священника привели, значит, всё. Поэтому мы всегда подчеркиваем — мы молимся о здоровье. И спрашиваем у пациентов, не хочет ли кто собороваться и причаститься во здравие. Именно во здравие — это очень важно. И очень многие откликаются, многие сами просят, чтобы нас к ним позвали. Первый месяц народу столько обходил, что мне больные по ночам снились».

По словам отца Димитрия, врачи считают поддержку священников важной для верующих пациентов. Многие из тех, кто переносит ковид, жалуются на панические атаки и депрессию — им беседы с батюшками помогают не унывать.

Сами отцы-волонтёры тоже чувствуют душевный подъем – говорят, молитва тех, кто преодолевает испытания, особенно искренняя. Но порой бывают и тяжёлые минуты:

«Священников зовут и тогда, когда понятно — человеку уже не помочь. Я не в первый раз напутствую умирающих, и здесь видишь, какое мужество иногда Бог даёт перед лицом смерти. Для верующего человека очень важно иметь возможность причаститься в такие минуты. Люди умирают от ковида очень тяжело, задыхаются практически. И надо использовать любую возможность этот уход облегчить».

«Чашу для причастия обрабатываем дезраствором»

Облачение в каждой красной зоне — своё, выносить его оттуда нельзя. Соблюдают требования безопасности и во время причащения больных: «Чашу обрабатываем дезраствором. Когда приходим в палату, обычно кто-то помогает — где-то санитар, где-то медсестра. Иногда даже сами врачи предлагают помощь. Ложечка, которой причащаем, тоже обеззараживается — у нас два сосуда с дезраствором, потом протираем её платом, который тоже этим дезраствором пропитан».

Священник повторяет — за то время, что он работает в красной зоне, начал по-новому ценить врачей: «Они действительно настоящие герои. Я вижу, как они работают в этих костюмах многими часами, как помогают больным. Вот кто у нас просто супермены! Ну и супервумены, конечно. Вообще медицина — она тоже от Бога. Бог дал возможность одному человеку помогать другим. Это надо ценить, этим нельзя пренебрегать».

Сейчас пациентов уже не так много, как было в первые дни. Так что трое батюшек распределили красные зоны между собой: отец Роман общается с пациентами в родном Михайловском районе, отец Георгий — в ОКБ, а отец Димитрий взял на себя остальные городские больницы.

Но если будет надо — священники готовы съездить в любую больницу области: «Если больной хочет встретиться со священником, исповедаться, причаститься, то он или его близкие могут обратиться к лечащему врачу. Очень важно только, чтобы человек сам этого хотел, а не только его родные. Врачу надо рассказать, что возможность организовать наш визит есть, что мы знаем и соблюдаем все регламенты безопасности.

Если с первого раза не получится, чтобы врач нас встретил — роптать на него не надо. У врачей сейчас такие перегрузки, что порой действительно нет и нескольких минут. Но чаще не отказывают. Мы приедем. Даже если в район куда-то, то пусть не через несколько часов, а, может, на следующий день — но приедем обязательно».

Иллюстрации:  из личного архива героя
Читайте 62ИНФО


Новости партнеров