Перелом сознания. Оксана Любимова — о бережливом производстве на заводах, в детсадах и своём доме

Интервью
Перелом сознания. Оксана Любимова — о бережливом производстве на заводах, в детсадах и своём доме
11:00, 6 Июля 2018

2018 год объявлен в Рязанской области Годом бережливого производства. Его внедрением в различных отраслях занимается специальный центр, который возглавляет Оксана Любимова. О том, что такое бережливое производство, насколько регион готов к нему и можно ли внедрить его принципы в обычной жизни, супруга губернатора рассказала руководителям изданий 62ИНФО и RZN.info.

— Давайте для начала разберёмся, что такое бережливое производство?
— На самом деле, это достаточно философское понятие. Основавшие данную концепцию японцы так её и называют — философией. Я бы сказала, что её ключевое понятие — эффективность. Бережливое производство предусматривает эффективную организацию рабочих процессов, труда, рабочего времени, пространства, эффективное ведение деятельности. То есть клиенту должна предоставляться нужная продукция, нужные услуги, при этом должны затрачиваться наименьшие ресурсы — финансовые, человеческие, временные. А достигается это с помощью инструментов, которые также прописаны в философии бережливого производства.

— Почему это приходится внедрять извне? Ведь предприятия и сами должны быть заинтересованы в эффективности.
— Для начала замечу, что при Советском Союзе некая часть этих инструментов на производствах использовалась. Рациональное распределение рабочих процессов, например. Я полагаю даже, что, когда японцы узнали о конвейерной системе Форда и стали разрабатывать свою концепцию, с большой долей вероятности они что-то позаимствовали у СССР. Но в нашей стране это в какой-то момент, к сожалению, было утрачено.

Сегодня большинство руководителей предприятий даже не догадываются о пользе, которую даёт бережливое производство, совершенно не требующее каких-либо дополнительных затрат. А мы просто им рассказываем об этом.

И ещё сотрудникам, отношение которых чаще всего такое: пришли, отработали, ушли, получили деньги. А задачи предприятия в целом остаются на уровне руководства. Один из принципов, которые мы объясняем, — каскадирование информации. Глобальные цели, которые ставит перед собой производство, нужно доносить до каждого сотрудника. Чтобы люди знали, на что направлена их работа; понимали, что должны экономить своё рабочее время, пространство.

Многие производства, на которых мы были, требуют пересмотра организации рабочего места. Где-то нужно перераспределить оборудование, где-то — разобрать существующие запасы инструментов, деталей. Потому что это всё составляет потери — и получается, что деньги не работают.

Есть много нюансов, которые мы рассказываем руководителям и доказываем, что это принесёт только пользу.

1.jpg

— Почему внедрением бережливого производства занялись именно вы? Откуда вы про него знаете?
— По образованию я педагог, но получилось так, что по специальности я проработала недолго. Когда в Калуге открылся завод по производству грузовиков Volvo, я пришла туда. Работала в отделе логистики, оформляла документы на продукцию. Так как процессы были выстроены достаточно быстро, я начала чаще выходить на производство — смотреть, что происходит там.

А шведы ведь в своё время переняли модель бережливого производства, сделав свою философию, философию Volvo. И когда меня пригласили руководить одним из производственных участков, мы стали пересматривать и перестраивать работу линий с учётом данной концепции.

Поначалу шло сложно, потому что эта философия предполагает перелом сознания, взгляд на свою модель поведения и модель работы с другого ракурса. Мы привыкли делать вот так, а эти инструменты философии говорят нам о другом — соответственно, нам нужно сломать себя, а это всегда сложно.

Но со временем начинаешь понимать, что это работает, особенно когда видишь реальные результаты — выгоду финансовую, выгоду по времени, структурированную прозрачную работу, когда понятны все процессы. Ведь концепция бережливого производства построена на непрерывном совершенствовании, на постоянном процессе улучшения.

Николай Викторович посещал европейские заводы и сам на практике убедился, что это работает. Поэтому, когда мы переехали в Рязанскую область, было принято решение реализовывать эту концепцию. Сначала мы взяли курс именно на производство, потом — так удачно совпало — стартовала программа «Бережливая поликлиника» при поддержке «Росатома». Мне, например, было очень интересно, как наши производственные решения можно применить в социальной сфере. Тогда же губернатор принял программу «Бережливого правительства». В сентябре стартовал пилотный проект в пяти министерствах и аппарате правительства, в январе он завершился с очень хорошими результатами.

2.jpg

— Если вернуться к предприятиям — как вы выбирали, с каких начать?
— Во-первых, есть принцип выбора пилотного проекта. Нельзя выбирать самоё легкое, где всё хорошо — там не будет заметен результат. Нельзя выбирать самое сложное: можно погрязнуть в проблемах и отвратить людей. Поэтому мы выбирали производства, которые находятся на хорошем среднем уровне. И ещё один ключевой момент — заинтересованность руководителя. Если руководитель не верит в пользу этой философии, её инструментов, всё обречено на провал — он должен подавать пример, мотивировать сотрудников.

Первым стал «Хлебозавод №3». Мы выбрали пилотный участок — линию производства пиццы — убрали лишнее оборудование (такого была примерно половина), освободив производственные площади для дальнейшего развития. Обычно, когда предприятие хочет повысить производительность, оно первым делом говорит: «Дайте денег, мы закупим новое оборудование». Но наш принцип — сначала разобраться с тем, что у вас есть. Может быть, на складах есть какое-нибудь неиспользуемое оборудование или слишком много лишних инструментов, которые можно продать. В данном случае у нас получилось повысить производительность на 20-30 процентов.

Когда мы начали пилотный проект по «Бережливому правительству», оказалось, что эти инструменты применимы и здесь. Мы выбрали министерства, в которые чаще всего обращаются граждане: анализировали их работу, строили карты процессов, искали потери — где дольше всего находится тот или иной документ. В итоге некоторые процессы документооборота сократились в десять раз.

— Например?
— Процесс закупки лекарственных средств. Раньше на подписание бумаг уходило в среднем шесть с половиной часов: люди, которые участвовали в торгах, должны были приехать из муниципальных образований в Рязань в одно время, подписать огромный талмуд и разъехаться обратно. Мы посмотрели, можно ли перевести всё это в электронную форму — оказалось, что регламентом такое не запрещается. Теперь процесс закупок занимает максимум две минуты. А если перевести человеко-часы, амортизацию рабочих автомобилей, расходы на бензин в денежную форму, то выгода составила порядка 4 миллионов рублей.

Любые потери и, соответственно, любую экономию можно перевести в денежный эквивалент. А если говорить про социальную сферу — то и в повышение удовлетворенности граждан, на что мы главным образом нацелены.

3.jpg

— Чем конкретно вы занимались в поликлиниках?
— Во-первых, организацией картотеки: оптимизировали, структурировали. Ввели в детской поликлинике открытый ресепшен: если к регистратуре со стеклом подойдут даже два человека, это уже очередь, здесь же и пятеро будут чувствовать себя комфортно.

Сделали единый электронный талончик для малышей до года, которые проходят обязательный осмотр. Раньше он занимал порядка двух дней: мамочки ходили по врачам, которые были разбросаны по разным кабинетам и этажам. Рязанские ребята сделали программу — как мне объясняли, достаточно простую. Она с учётом расписания шести врачей выдаёт талон, с которым можно пройти полный осмотр за два часа. Там чётко написано: в 9 часов мамочка идёт к такому-то врачу, в 9:15 к следующему и так далее — программа выстраивает все маршруты.

Ещё внедрили автономное техническое обслуживание — этот инструмент приучает персонал бережно относиться к оборудованию, на котором работает. В начале смены, в конце, в течение дня сотрудник осматривает его на предмет каких-то малейших неполадок. Заметив и устранив их, можно избежать серьезных поломок, а с ними — ремонта, простоя по времени, потерь по деньгам.

— Ещё в какие-то отрасли двинетесь?
— Мы видим, что данная философия помогает быть конкурентоспособными не только нашим предприятиям, но и личностям. Мы решили, что проще приучать деток с самого начала — почему бы не рассказать им в игровой форме о том, какие виды потерь существуют, как сэкономить своё время, как можно аккуратно распределить игрушки, как их можно систематизировать. Сейчас разрабатывается методика, как это всё деткам теперь преподносить.

Например, сортировка отходов, к которой мы в любом случае придём, это тоже часть бережливого производства. Но я знаю как сложно приучить к этому людей: на заводе Volvo ушло около полутора лет, чтобы сотрудники начали правильно и грамотно сортировать отходы. Мы поняли, что лучше приучать к этому с малых лет.

Будем внедрять новую философию и в работу самих детских садов, школ — как ранее сделали это в поликлиниках. Обкатали определённые процессы и теперь запустили всё это дальше.

4.jpg

— Получается, производственная бережливость находится в основном в головах, ваши примеры это подтверждают. Готовы рязанцы к перелому сознания?
— По-разному. И я людей понимаю: когда мы приходим и говорим, мол, давайте внедрять бережливое производство, о котором кто-то и слышит-то впервые — многие поначалу относятся скептически. Но это не потому что «я не хочу, я не воспринимаю», а потому что пока не хватает информации — поэтому мы приглашаем людей в поликлиники посмотреть, как это работает. А когда люди проникаются, у них загораются глаза, они начинают предлагать свои идеи и сами стараются нести эту философию в массы.

Мы проводим информационные семинары — для сотрудников министерств, для муниципальных образований, чтобы по максимуму охватить Рязанскую область первоначально на уровне руководителей, замов, начальников отделов. Сначала я провожу обучение по основам, но недолго, потому что с первого раза понять данную концепцию тяжело. Потом наши коллеги говорят о лучших уже внедрённых практиках, выступают представители министерств из пилотного проекта — нам важно показать, что философия работает не только на производствах.

Ещё мы разработали игру, которую можно будет ввести и в школах, но пока мы протестировали её на представителях министерств. Три этапа, в основе — кубики лего. Мы показываем, как из полного хаоса выстраиваем чёткую структуру работы. В итоге на третьем этапе участники за 2-3 минуты делают те задания, которые на первом этапе не успевали за 15.

Эта игра очень полезная, она позволяет через лёгкую форму понять серьезные инструменты и методики бережливого производства.

5.jpg

— Дома вы тоже внедряете принципы бережливого производства?
— Пытаемся. Понятно, что в своём гараже навести порядок всегда сложнее. Хотя, что люди делают, когда перемещаются из одной комнаты в другую? Думают, что бы ещё захватить, чтобы лишний раз не возвращаться. Это не что иное, как использование инструментов бережливого производства.

Мы стараемся приучать детей грамотно распределять своё время — смотреть, куда они пошли, во сколько пришли, как оптимизировать это время. Не всегда получается, но стараемся.

Ещё я активно пытаюсь дома применять методы, связанные с безопасностью. Нужно проанализировать, где мы небезопасно поступаем, что может нам навредить — и устранить. Это работает не только на производстве: если с края стола выступает нож — рано или поздно он окажется у меня в ноге; если поперёк комнаты лежит провод — я рано или поздно об него споткнусь.

— Вы сказали про детей. А мужа приучаете?
— У мужа, на самом деле, процессы с точки зрения логистики сейчас выстроены настолько чётко, что там оптимизировать уже некуда — остаётся только быть в двух местах одновременно. А что касается дома, то он любит порядок и, если появляется какое-то время, мы вместе убираемся. Но, к сожалению, время это очень ограниченно.

6.jpg

— Помогает ли личный статус в работе? Рассказывать о бережливом производстве ведь приходит не абы кто, а жена губернатора.
— Понятно, что это имеет какой-то вес, когда мы приходим на объект. Но мы сразу говорим, что работаем серьёзно — не для галочки, а для реальной пользы. Я бы скорее назвала это работой по принципу каскадирования информации. Губернатор распространил на уровне министров и поставил определённые задачи. Мы распространяем их дальше — на уровне заместителей, подведомственных организаций. И если работа натыкается на какой-то барьер, нормально поднять его на уровень нашей рабочей группы, а в некоторых случаях — выше. Если бы это и не был родной мне человек, я действовала бы так же, поскольку порядок проведения совещаний, собраний — это тоже один из инструментов бережливого производства.

7.jpg

— Вы часто повторяете «мы», подразумевая, вероятно Центр бережливого производства. Сколько человек там работает?
— Я и консультант, который, к слову, обучался практически с нуля и за короткий срок научился многому, теперь может самостоятельно проводить аудиты. И есть ещё человек из минздрава, который очень нам помогает. Но, это не значит, что всем этим мы занимаемся втроём. У нас создаются сильные команды в министерствах, в организациях. Мы приезжаем туда, смотрим, что они сделали, даём комментарии для дальнейшего распространения, а всё остальное время эти команды работают сами. Так что сказать, что нас трое — нет, нас уже много.

Иллюстрации:  Светлана Крючкова
Материалы по теме:







Новости партнеров