$ USD 62.95

€ EUR 70.56

«Революция не требуется, нужно просто засучить рукава». Михаил Пронин — о перекосах власти, идее Титова и важности формализации

14:48, 8 Мая 2019
«Революция не требуется, нужно просто засучить рукава». Михаил Пронин — о перекосах власти, идее Титова и важности формализации

В начале апреля в Рязанской области появился новый уполномоченный по правам предпринимателей. Должность занял бывший министр промышленности региона и директор завода Михаил Пронин. В интервью главному редактору 62ИНФО Антону Насонову он рассказал, зачем вернулся на госслужбу, что на новой работе его пугает и от чего всё-таки нужно защищать рязанских бизнесменов.

— На должность вас выдвинули четыре общественные организации, и, по словам их руководителей, это была именно ваша инициатива.
— Не совсем так. Организация, в которой я работал («Римвуд Про», шпалопропиточный завод — 62ИНФО), является членом Торгово-промышленной палаты, входит в Рязанскую ассоциацию экономического сотрудничества предприятий, а как физическое лицо я состою в Союзе машиностроителей. Конечно, со всеми этими организациями у меня сложились рабочие взаимоотношения. Уход уполномоченного активно обсуждался в бизнес-кругах, и к варианту с моим выдвижением мы пришли в режиме взаимных консультаций с общественными объединениями.

— Но зачем менять успешный бизнес на госслужбу?
Прежде всего отмечу, что в моём понимании предприниматель — это не просто профессия, это состояние души и образ жизни. Даже если в какой-то момент ты перестаёшь заниматься бизнесом, ты остаёшься предпринимателем внутри.

Да, нам удалось создать довольно успешное предприятие, но и у него была огромная куча проблем. В первую очередь из-за сложной экономической обстановки в стране и мире, но были и тяжёлые моменты во взаимоотношениях с органами власти. При этом, с другой стороны, была и значительная помощь от них же. Очень активно помогал губернатор [Николай Любимов], его команда, общественные организации, мы находили понимание и у федеральных министерств.

Другими словами, власть, особенно наша региональная, открыта к бизнесу и готова заниматься его проблемами. Мне удалось донести свою проблему — я знал, как работает механизм и куда нужно обратиться. А сколько предпринимателей сегодня не готовы к такому? Им необходимо подсказать, как это правильно делать. И я убеждён, что важно это делать, чтобы создать нормальную рабочую среду для предпринимательства.

Почему я этим занялся? Потому что это нужно. И безусловно, мне это интересно с точки зрения собственного развития. А что может быть важнее, когда это нужно людям и интересно тебе?

— Вы уже были чиновником — до осени 2016 года возглавляли областной минпром. Сейчас успели ощутить, что с тех пор изменилось в рязанском правительстве?
Чувствую, что органы власти стали более отзывчивы и открыты для предпринимателей. И поэтому основным в своей работе я вижу навести мост между властью и бизнесом. Донести до предпринимателей, что эти открытость и отзывчивость есть, а до органов власти — что те или иные проблемы действительно значимы и требуют решения. База уже есть, теперь нужно настроить её работу.

Откуда эти изменения? Отчасти этот тренд задаёт губернатор. Когда он на заседании правительства вручал мне служебное удостоверение, сказал, что уполномоченный сможет в том числе указать власти на ошибки.

Поспособствовала открытости и сложная экономическая среда. Сегодня, с одной стороны, самая тяжёлая обстановка для бизнеса, с другой — беспрецедентный уровень поддержки государства, потому что по-другому невозможно. Но и этого на сегодняшний момент недостаточно, нужно работать ещё активнее.

1.JPG

— И как вы собираетесь наводить эти мосты?
— В первую очередь нам нужна популяризация нашего института — собственно, этим мы с вами сейчас и занимаемся. Все предприниматели должны знать, что институт уполномоченного, во-первых, существует и, во-вторых, эффективен. Очень важно, чтобы бизнес поверил, что сюда можно прийти — и здесь будут тобой заниматься, решат твой вопрос или как минимум объяснят, что нужно делать для его решения.

Как мы это собираемся делать? У меня есть три штатных помощника, которые получают зарплату, но мы возлагаем огромную надежду на общественных помощников — такие есть у федерального бизнес-омбудсмена. Для этого мы сформируем общественный и экспертный советы. Мы рассчитываем, что общественный помощник появится в каждом районе, а в Рязани их, наверное, будет даже несколько. Также рассчитываем на появление общественных помощников по направлениям — может, не по такому широкому спектру, как у федерального уполномоченного, но точно по самым проблемным темам, где у предпринимателей больше всего вопросов.

— Где же их взять?
— Ещё в рамках консультаций перед назначением я увидел, что яркие, профессиональные, добившиеся успеха люди готовы в этом участвовать, что они хотят создавать благоприятную среду для работы и жизни. Прежде всего, это люди бизнеса, люди науки. Поэтому я думаю, что мы сможем сформировать компетентные общественные органы, а после этого будем двигаться дальше.

Это не означает, что сейчас работа не ведётся или что она не велась раньше. Аппарат активно занимался и занимается существующими жалобами, текущими вопросами.

— И всё-таки — что вы понимаете под мостом между властью и бизнесом?
— У предпринимателей и их объединений есть жалобы, предложения, темы для диалога. Всё это мы должны донести до власти. Но мост должен работать и в обратном направлении: если власти нужно донести до бизнесменов какую-то инициативу, объяснить какое-то решение, пусть они тоже транслируют это через нас.

Можно, конечно, просто разослать информацию по объединениям, но мы постараемся создать такой общественный совет, в который будут входить представители всех них. Так будет легче наладить этот диалог — так сказать, через единое окно.

2.JPG

Губернатор ждёт, что вы укажете чиновникам на ошибки. Уже готовы?
— Поясню. Власти нужно найти золотую середину между интересами государства и бизнеса. Сколько можно взять налогов с предпринимателя, чтобы он при этом хорошо развивался, и где ему нужно помочь? Об этом написано огромное количество научных работ. Даже при наведении порядка можно слишком перерегламентировать ту или иную деятельность, что обернётся для бизнеса убытками — материальными или временнЫми, то есть в конечном счёте тоже материальными.

Допустим, подобное решение принято. И тут мы должны показать власти: смотрите, оно чересчур затронуло тех или иных предпринимателей. Вот что имел в виду губернатор — так называемые перекосы.

— И каков главный перекос сегодня?
— Не хочется говорить, что есть какая-то одна главная проблема или, скажем, один самый недружелюбный орган власти. Да, проблемы у предпринимателей есть, их как всегда много, но они разноплановые и на сегодня нет такого, что нужно срочно заниматься чем-то одним, отодвинув остальное на второй план.

Возьмём взаимодействие с налоговой. У кого-то проблемы с НДС, у кого-то — с регистрацией, и их нельзя объединить. Наиболее системные вопросы чаще всего проявляются, когда вводится новая инициатива. Так это было, например, с онлайн-кассами.

Но вообще, точечное решение проблем наиболее эффективно. Сейчас принятие любого нормативно-правового акта проходит с обсуждением на общественных площадках, где стараются разобраться, к каким последствиям он приведёт и как их можно нивелировать. Частная проблема всегда ближе и, как правило, больнее бьёт: к среде предприниматель приспособится, а вот частная проблема может стать вообще угрозой бизнесу. За примером далеко ходить не надо: инициатива таможни взять пошлину с моего бывшего предприятия задним числом привела бы к его банкротству, и Россия вообще бы потеряла рынок сбыта в Азии и Африке.

Так что решать точечные проблемы тяжелее — просто в силу их числа и разноплановости, но именно это — путь к успеху.

— Чем исправлять какие-то проблемы при принятии решений, проще их предупредить. Вы говорили о рассмотрении правотворческих инициатив. Насколько эффективно, по-вашему, в Рязанской области работает такой институт как оценка регулирующего воздействия? Поступают ли обращения от бизнесменов и общественных организаций?
— Насчёт эффективности — всё субъективно. А обращения, конечно, поступают. На мой взгляд, нормативно-правовые акты в Рязанской области принимаются достаточно открыто. К примеру, сейчас мы обсуждаем постановление, связанное с временным размещением некапитальных сооружений. Мы внесли предложения, и орган, разработавший этот документ, слышит нас. При этом те пункты, с которым он не согласен, не отметаются, а предлагаются к дискуссии.

Повторюсь: сегодня в регионе есть все механизмы, все институты, вся база для нормального взаимодействия предпринимателей и власти. Ничего революционного не требуется — нужно просто засучить рукава и настраивать эту работу, в чём-то даже точечно. Я думаю, что это даст результат.

3.JPG

— Если главная задача — налаживать взаимодействие, то корректно ли название вашей должности? Нужно ли наших предпринимателей от чего-то защищать?
— Безусловно. Этот мост и есть некая защита — от неправильного решения, от несправедливого отношения во время проверки, при принятии нормативного акта, при обращении в орган власти.

Я только начал, и сейчас самое основное — те жалобы, которые уже поступили.

Да, вопросов много: как видит мою работу федеральный уполномоченный [Борис Титов], губернатор, сами предприниматели, но первое, что мне при встрече сказал Титов: разберитесь с существующими жалобами.

Бизнес — живой организм. Когда ему плохо, он может очень долго умирать или, наоборот, выжить, трансформироваться, а может погибнуть быстро и необратимо. То или иное решение, проверка, закрытие какого-то цеха, арест счетов — всё это может убить его. И поэтому мы хотим стать такой поликлиникой, единым окном для бизнеса: пусть предприниматель с любой проблемой приходит к нам, и мы вместе с ним разберёмся.

Причём я говорю не только о малом и среднем, но и о крупном бизнесе. У него больше возможностей, но больше и сложностей, поэтому помощь всё равно будет нужна. Мы ждём всех.

— Что ещё сказал вам Борис Титов?
— Борис Юрьевич задал вектор в направлениях работы, прояснил некоторые моменты — на что обратить внимание в первую очередь, на что вообще важно обратить внимание. В основном это была некая трансляция его взглядов. Я его понял.

А ещё я понял, что там, на федеральном уровне, создана очень сильная профессиональная команда, которая объединена одной идеей. Эксперты Бориса Юрьевича — сплошь звезды, и они не просто собраны вместе: у них есть идея и они ей прониклись.

— И что же это за идея?
— Защита предпринимателей. Это основная идея. Дальше её можно широко расписывать, но главное, что все настроены на неё. Очень сложно работать без какой-либо идеи, и хорошо, что у нас она есть. И мне бы хотелось, чтобы и я сам, и наша региональная команда стали частью команды Бориса Юрьевича.

— Это означает, что при необходимости вы будете связывать рязанских предпринимателей не только с региональными органами власти, но и с аппаратом Титова?
— Безусловно. Я и сам обращался напрямую к Титову, когда на заводе была та проблема с таможней. И пусть предприниматели знают: если у нас не будет хватать сил или знаний для решения их вопросов, мы будет привлекать Бориса Юрьевича и его команду. Это нормально.

4.JPG

— Вы говорите о бизнес-омбудсмене как едином окне и при этом рассказываете, что сами напрямую обращались к Титову, минуя региональный уровень. Как-то не стыкуется.
— Да, это плохо. Но на тот момент я понимал, что нам нужно подключить институт федерального уполномоченного. Не у каждого предпринимателя есть такое понимание необходимых действий, и не потому что он не компетентен — он просто с этим не сталкивался. Мне было легче, потому что я работал в органах власти и знал, как работает эта система. Мы работали по нескольким направлениям. Например, я чувствовал, что на некоторые вопросы нам ответит региональное правительство, а на другие — общественные организации, федеральные органы власти.

И я хочу, чтобы сейчас при формировании этого принципа одного окна предприниматели тоже поняли, что нужно работать разнопланово. На региональном уровне многое решается просто на двусторонних встречах, но часть проблем требует комплексного подхода. Скажем, есть претензия к налоговой, а оказывается, что это не желание рязанского управления, а предписание Налогового кодекса. Об этом тоже нужно говорить — на совещаниях в областном правительстве, на общественных площадках.

Такая многоплановая работа никогда не будет простой. Какой-то из выходов выстрелит, а другие окажутся пустыми, но я сторонник того, что нужно работать, работать, работать — и где-то получится. Как правило, бывает так.

В идеале я вижу некую дорожную карту. Пришёл предприниматель, и мы с ним расписываем её: мы сейчас попробуем вот это, а если не получится, то вот это и вот это, а он в это время — что-то ещё. Кстати, если ничего не получается решить досудебным путем, мы готовы идти вместе с предпринимателем в суд. Если захочет, пойдёт один. Но мы будем всё равно рядом.

— С какими рязанскими органами власти вам придётся сотрудничать особенно плотно?
— Со всеми. Мы подпишем соглашения о взаимодействии и с прокуратурой, и с налоговой, и со Следственным комитетом, и с МВД, и с ФСБ. Это тоже одна из приоритетных задач Бориса Юрьевича для региональных омбудсменов — подписать соглашения.

— А без соглашений взаимодействовать нельзя?
— Соглашение, каким бы оно ни было, формализует отношения: мы делаем это, а вы делаете это. Если у нас возникает вопрос, мы обращаемся туда-то и пытаемся его решить таким вот образом — и так далее. Это очень важно.

Казалось бы, любое соглашение — это некая бюрократическая формальность, но, если оно подписано, то это говорит, что встреча состоялась, что мы о чём-то говорили и о чём-то договорились. И самое главное — положили это на бумагу.

Чем больше я работаю, тем лучше понимаю, что юриспруденция — очень важная вещь. Когда люди ставят под чем-то свою подпись, они лишний раз задумываются. Можно поговорить и разойтись, а с формализацией появляется ответственность для обеих сторон.

5.JPG

— Сколько человек в день вы принимаете?
— Сейчас проходит не так много встреч. Я надеюсь, что их станет больше, когда заработает наша «машина пропаганды». К тому времени будет сформирован и общественный институт. Главное, чтобы первое не произошло раньше второго. Я сейчас по-настоящему переживаю, что мы не будем справляться с валом обращений, потому что тогда люди потеряют веру в нас — а нет ничего хуже.

Так что с одной стороны я должен популяризировать наш институт, а с другой, успеть сформировать корпус общественных помощников.

Возвращаясь к встречам — в день я принимаю минимум одного предпринимателя. Тем, кто присылал жалобы, рассказываю, что буду делать, с вновь пришедшими разбираю их вопросы.

— То есть уже есть обращения, адресованные именно вам?
— Да, в среднем по одному в день. Не знаю, много это или мало. И даже пока не понимаю: когда их много — это хорошо или плохо. С одной стороны, раз обращаются, значит знают и доверяют, с другой — значит с предпринимательским климатом не всё в порядке, то есть мы где-то не поработали.

— Как бизнесменам обратиться к вам?
— Есть всё: телефоны (21-64-49, 21-64-76), сайт, соцсети. Мы отреагируем быстро, примем и письменное, и устное заявление. То есть мы уже доступны, но будем ещё доступнее: организуем и единый день приёма, и горячую линию. Повторюсь: главное — потом справиться с обращениями. Подвести мы не имеем права.

Антон Насонов

Иллюстрации:  Анна Добролежа



Последние новости:

Рязанцы на парусной яхте вышли в открытое море к Аляске
Новость

Рязанцы на парусной яхте вышли в открытое море к Аляске

17.07.2019
Новость

В Рязани появился аппарат для диагностики остановки дыхания во сне

17.07.2019
Новость

Рязанский художник создал шестиметровый стрит-арт на нелегальном фестивале

17.07.2019
Новость

Начальника касимовской уголовно-исполнительной инспекции заподозрили в коррупции

17.07.2019
Новость

Вынос рязанской свалки за бумажную границу города одобрили по итогам слушаний

17.07.2019
Новость

В Рязани запись к онкологу запустят через мессенджеры

17.07.2019
Смотреть события
Наверх ↑