Рязань

день

+2oC

$ USD 63.77

€ EUR 72.59

«В других регионах платят меньше? Скоро там будет скачок ещё резче». Рязанский министр ЖКХ — подробно о взносах на капремонт

16:59, 29 Декабря 2018
«В других регионах платят меньше? Скоро там будет скачок ещё резче». Рязанский министр ЖКХ — подробно о взносах на капремонт

Эксклюзив

Вместе с Дедом Морозом в двери к рязанцам постучится новый взнос на капитальный ремонт — 11,65 рубля за квадратный метр в месяц. Рост — 45%. Почему тариф подскочил так сильно, можно ли было этого избежать и станет ли теперь лучше жить, главному редактору 62ИНФО Антону Насонову рассказал министр ТЭК и ЖКХ Рязанской области Андрей Горелов.

— Сначала хочу напомнить, как создавалась программа капитального ремонта и в чём её суть. Это важно для понимания сложившейся ситуации.

В 2013 году Правительство России внесло в Жилищный кодекс изменения, устанавливающие необходимость принятия в регионах программы капитального ремонта. В Рязанской области была принята программа сроком на 30 лет. На данный момент у нас 7 301 многоквартирный дом, подлежащий капремонту (цифра меняется с признанием некоторых аварийными и вводом новых). В этих домах нужно выполнить почти 60 тысяч видов работ: отремонтировать крыши, инженерные коммуникации, подвалы, заменить лифты. Соответственно, каждый год должно проводиться в среднем 2 000 видов работ.

На тот момент, когда рассчитывался взнос, действовал федеральный стандарт стоимости капремонта, по которому предоставлялись субсидии местным властям на работы в муниципальном жилье. Он составлял 6 рублей за квадратный метр. Некоторые ТСЖ и ЖСК, зная об этом, также устанавливали плату за капитальный ремонт — в аналогичном размере.

Мы при формировании программы изучили свежие, «живые» сметы — на выполненный капремонт самых изношенных домов, который Рязанская область проводила с 2008 года. Сделанный на их основе расчёт показал: экономически обоснованный взнос составит порядка 12 рублей за кв. м.

Эту сумму мы обсудили с депутатами, со строителями. И в итоге было принято решение — сейчас тяжело судить, правильное или нет — установить размер, который был уже знаком людям, то есть 6 рублей.

Во втором полугодии 2014 года программа заработала, но тогда мы только поменяли лифты в 44 домах. В 2015-м решили оставить такой же взнос: повысить его, ещё практически ничего не сделав, было бы неправильно в глазах людей, да и другие регионы пошли по такому пути.

Из-за заниженного тарифа и ряда других причин мы не смогли выполнять по 2 000 работ в год. Удалось сделать, по годам, 44, 457, 807, 765. В текущем с учётом лифтов приблизимся к тысяче. То есть меньше 3 000 за пять лет. Сами видите, какое отставание.

Тариф сохранялся до конца 2017 года. На тот момент было уже понятно: если не довести его до экономически обоснованного, региональный фонд капремонта ждёт крах. На данный момент дефицит его бюджета составляет 4 млрд рублей. И мы начали постепенно повышать взнос: сначала до 8,02 рубля, теперь до 11,65 — это и есть экономически обоснованный размер.

1.JPG

— Но почему же не начали повышать раньше? Ведь можно было довести его до искомого размера плавно, без скачков.
— Были разные причины... Например, другие регионы тоже не шли на это. Если честно, думаю, что все ждали продления работы федерального Фонда содействия реформированию ЖКХ и его субсидий, а также запуска банковских программ. Банки предлагали займы на капремонт: платишь (хотя и немного больше) те же десять лет, но крышу ремонтируешь в начале этого периода, а не в конце. Население это не поддержало.

— Наряду с заниженным тарифом вы упомянули «другие причины» возникновения такого дефицита.
— Программа формировалась так: управляющие компании передавали данные о своих домах муниципалитету, тот заносил их в систему, и каждому зданию присваивались баллы — в зависимости от состояния, года постройки, материалов и многих других параметров. На их основе определялся год тех или иных работ для каждого дома.

Но до 2017 года в программе было такое условие: жилищная инспекция может обязать провести ремонт дома вне очереди, если экспертная организация предоставит заключение о такой необходимости. К сожалению, подобных организаций у нас много, и эти заключения посыпались как из рога изобилия. В них было написано: «Дальнейшая эксплуатация дома в таком состоянии представляет угрозу жизни и здоровью граждан». Никакой конкретики. Но за такое заключение полагается высокий балл. А вот собираемость взносов в доме на его оценку влияет мало, поэтому многие решили, что проще потратиться на экспертизу.

Оказались заинтересованы в этом и нерадивые управляющие компании. Они собирают деньги на содержание жилья и должны делать текущий ремонт, в том числе кровли, стояков и так далее — и тут появляется возможность отремонтировать всё за счёт фонда и при этом продолжить получать за содержание, уже особенно не тратясь. Конечно, они могли уговаривать жильцов провести такую «экспертизу», результат которой часто не соответствовал реальному состоянию конструкций.

2.JPG

Впрочем, ремонт переносился и по другой причине. К сожалению, при формировании программы многие управляющие компании подошли к сбору данных не очень ответственно. Может, не верили, что она будет работать, может, не хотели ходить по крышам и подвалам — не знаю.

Так что данные, на основе которых для домов определялся год ремонта, оказались не совсем правдоподобными. 50-летним домам порой приписывали нулевой износ. Бывало и наоборот: приходим ремонтировать стояки — а их только заменили. А то и просто давали данные по горячему водоснабжению для домов с газовыми колонками. К сожалению, это ломает программу.

Да, каждый год её актуализируют, корректируя недостоверные сведения. Но, увы, законодательство не позволяет перенести ремонт на более поздний срок — только на более ранний. Отложить работы можно только по решению собственников квартир — а попробуйте собрать, скажем, жильцов девятиэтажек с большим числом подъездов.

Всего за время действия программы на более ранний срок по всем основаниям перенесли более 500 ремонтов крыш и фасадов. А это самые дорогостоящие виды работ.

— Предусмотрена ли какая-то ответственность для управляющих компаний за предоставление неверных данных?
— Прямая — нет. Только сами жильцы могут перейти в другую компанию от той, из-за которой их дому назначили ремонт, условно, на 2025 год вместо 2020-го.

— Вернёмся к причинам дефицита.
— Помимо прочего, в первые годы не на самом высоком уровне была платёжная дисциплина жителей. В 2014-м собираемость взносов составляла 65 процентов, в 2015-м — 83, затем — 85,5 и 89,9. В текущем году она достигла 92,2%. Динамика положительная, но для восполнения недополученного в прошлом сегодня нужно собирать больше ста процентов.

Средняя собираемость за всё время — 86%. Работа с должниками ведётся, и всё активнее, но для неё нужна армия юристов: направлено 9 170 претензий на 114 млн рублей. Суды удовлетворили наши иски на 62 млн, взыскано 42 млн из них.

Всего в фонд от жителей не поступило порядка 600 млн рублей. Они также составили дефицит бюджета.

3.JPG

Есть и другие, менее значимые факторы. Например, закон позволяет жильцам собирать взносы самостоятельно и хранить их на спецсчёте. Многие дома, выбравшие этот путь, ничего не накопили и пришли в фонд — теперь их нужно ремонтировать за его счёт.

— Ранее и вы, и губернатор Николай Любимов в числе причин дефицита также называли внеочередной ремонт большого числа фасадов на центральных улицах Рязани. Каков вес этого фактора в сложившейся ситуации? И признаёте ли вы, что решение выполнить эти работы было ошибочным?
— Тяжело судить. Когда эти дома стояли облезлые, согласитесь, было не очень красиво.

Но главное: все работы проведены на законных основаниях. Никто не «впихивал» их в программу, это в принципе невозможно. Были те самые заключения экспертов, о которых я уже рассказывал.

— По чьей инициативе проводились экспертизы?
— Жильцов. Нанимать экспертные организации могут только собственники. Желание людей понятно: живут в центре, дом — лицо города, а выглядит не очень привлекательно.

— И во сколько обошлись эти внеплановые ремонты?
— В Рязани — порядка 100 млн рублей. Но были такие же случаи в райцентрах. Вообще, по изначальному плану и по обращениям жильцов мы за 2015-2016 годы отремонтировали 221 фасад. Стоимость — 528,2 млн рублей.

С другой стороны, теперь в планах на 2019-2022 годы таких видов работ осталось меньше, большинство составляют дешёвые — дорогие уже сделали.

— Пока всё звучит относительно логично. Но во всех регионах взносы ниже, и заметно. Почему им удаётся избегать скачков?
— Мы общаемся с коллегами из других регионов, у них такая же ситуация. Зайдите на сайты их фондов, посмотрите данные по выполненным работам. Да, у некоторых будут указаны 2 000 видов работ в год при взносе в 6 рублей. Но мы выяснили: они делают дешёвые ремонты — стояки и прочую «инженерку», почти не трогая крыши и фасады.

Все понимают, что приход к экономически обоснованному тарифу неизбежен. И вот увидите: после Нового года, в первом полугодии, многие области поднимут его до 13-14 рублей. Чем дольше оттягивать повышение, тем глубже становится проблема.

4.JPG

Не могу не отметить: взрос вырастет на 3 рубля [на самом деле на 3,63 — 62ИНФО], площадь средней квартиры — 50 кв. м. То есть платёж увеличится на 150 рублей. Это не самая большая сумма.

Также хочу напомнить, что в регионе действуют льготы по взносам на капремонт. Одиноким и совместно проживающим пенсионерам старше 70 лет компенсируется 50%, а с 80 лет — 100%. Расходы на капремонт учитываются и при предоставлении субсидий на квартплату людям с низкими доходами.

— Так как же вы планируете за счёт дополнительных 150 рублей с квартиры ликвидировать 4-миллиардный дефицит?

— Как я уже сказал, в плане на ближайшие годы осталось много дешёвых видов работ, так что расходы фонда снизятся относительно тех же 2015-2016-го. А поступления благодаря экономически обоснованному тарифу вырастут — с 1,36 до 1,98 млрд рублей при сохранении текущей собираемости. Это позволит выполнить до 2000 видов работ вместо 1 200, на которые хватило бы денег при текущем размере взноса.

Мы рассчитываем устранить дефицит за три года.

Важный момент. Не скрою, ремонт выполняется качественно не всегда, есть организации-бракоделы. Потому что далеко не все готовы работать за те деньги, которые мог предложить фонд. Ещё при запуске программы мы призвали крупные рязанские строительные организации участвовать в ней. Они ответили, что им выгоднее построить дом в чистом поле. Теперь удастся установить более-менее нормальные цены и, соответственно, привлечь более квалифицированных и надёжных подрядчиков.

Хотя не всегда дело в них. Бывают и, так сказать, не самые лучшие материалы. Применять менее современные и технологичные тоже приходилось из-за финансовых трудностей.

5.JPG

— Когда ждать следующего повышения и каким оно будет?
— Правительство Рязанской области утверждает размер взноса ежегодно. По нашим расчётам, таких резких колебаний уже не будет.

— Но будет, полагаю, ежегодное повышение на величину инфляции?
— Да, будем идти за инфляцией. Можно, конечно, не смотреть на неё и не трогать тариф, но тогда спустя несколько лет ситуация со скачком повторится и он будет ещё более резким.

— Однако год назад, когда взнос увеличили с 6 до 8,02 рубля, говорилось, что это первый этап повышения из трёх, а не двух.
— Мы действительно планировали довести тариф до экономически обоснованного в три этапа, то есть к 2020 году. Но с учётом роста цен на стройматериалы и других условий поняли, что ждать больше нельзя, и провели повышение в два этапа. Если бы мы определили на 2019 год, скажем, 10 рублей, то в 2020-м пришлось бы поднимать уже до 14.

6.JPG

— Хорошо, убедили. Не повышать тариф в сложившейся ситуации было нельзя. Но почему нельзя было то же самое рассказать людям хотя бы осенью?
— Про поэтапное повышение до 11,65 рубля у нас год назад было везде написано, все могли это увидеть. А приходить с новой цифрой на собрания жильцов тоже было бы неправильно. Требовалось собрать данные по реализации программы в 2018 году: выполненный ремонт, стоимость материалов и работ, зарплаты бригад, проблемы. Теперь, располагая ими, мы можем сказать: расчёт был правильным. Но могло оказаться, что нужно повысить, к примеру, до 13 рублей — а мы уже сказали людям про 11,65. И как бы мы тогда смотрели им в глаза?

Мы не могли бежать совсем впереди паровоза.

— Но объяснить сложившуюся ситуацию можно было и без конкретных цифр.
— А про повышение в целом мы говорили, естественно. Это и в программе написано: плата утверждается каждый год.

— Программу не каждый найдёт, даже если захочет. Что говорилось год назад, люди уже забыли — и это нормально. Есть же такое понятие, как разъяснительная работа.
— Тут согласен. Может быть, здесь была недоработка. Мы считали, что сделали достаточно, так как сказали о повышении ещё в 2017 году. Можно сказать, что, наверное, провели работу не очень полноценно.

***

В продолжении интервью министр расскажет о самом капитальном ремонте: как один муниципальный подрядчик получил 80% контрактов в Рязани, почему крыши меняют в декабре и что сделают, чтобы в следующем году было по-другому.

Иллюстрации:  Анна Добролежа


Последние новости:

 В рязанской мэрии назвали даты общегородских субботников
Новость

В рязанской мэрии назвали даты общегородских субботников

25.03.2019
 В Рязанской области стало меньше «уклонистов» от армии
Новость

В Рязанской области стало меньше «уклонистов» от армии

25.03.2019
Новость

Жители Касимова могут остаться без водоснабжения

25.03.2019
Новость

Рязанских работодателей обязали привить мигрантов от кори

25.03.2019
Рязанцы заняли третье место среди тысяч участников робототехнического  фестиваля
Новость

Рязанцы заняли третье место среди тысяч участников робототехнического фестиваля

25.03.2019
Новость

В Сапожке задержали пранкера, нарядившегося инспектором ДПС

25.03.2019
Смотреть события