Ведьмина музыка. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

Статья
Ведьмина музыка. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

18:23, 23 Февраля 2018

За годы странствий по лесам Мещёры, мне доводилось видеть всякие чудеса природы. Но одна диковинка, встретившаяся в деулинском лесу лет десять назад, при воспоминании до сих пор бередит душу и вызывает небывалое удивление.  

Было это в новогодние праздники. Помнится, снега в лесу намело изрядно, но последовавшие за метелями студёные ветры и сердитые морозы поверхность сугробов сковали так, что передвигаться на лыжах было легко, и мы бежали, точно по насту. Правда, не везде. Стоило сунуться в пределы верхового болота, которое мы с другом намеревались исследовать, как идти стало тяжко. Тут, в затишье среди кустов ивняка, молодых берёзок и сосёнок снег оставался рыхлым, и, несмотря на широкие лыжи, ноги увязали по колено. Преодолев густую щётку лесного подроста, мы, всё же, добрались до островной гривы, но при этом так вымотались, что потребовалась передышка.

Захотелось на что-нибудь присесть, но вот беда – кругом толстомерные сосны-великаны, и ни одного поваленного дерева, которое всегда даёт путникам возможность комфортно отдохнуть. Стояли, прислонившись к замшелому стволу вековой сосны, и слушали, как трепетал и постукивал на ветру отставший кусочек коры сосновой рубашки, и как поодаль протяжно поскрипывало старое дерево. Слушать старый сосновый бор в зимнюю пору, когда деревья волнуются от напора стылого ветра – впечатление жутковатое. Случается, что сердце ёкнет – в глубине леса кто-то кричит! Точно кричит! – ан нет, почудилось, крик рождался в воображении путника, а не в лесу. Но на этот раз всё было иначе. Мой товарищ вдруг приложил ладони к ушам и обратился в слух. Ему показалось, что с противоположной стороны бора доносится какой-то непонятный шум, напоминающий одновременно и вопли человека, и вой волка. Не раздумывая, он направился туда. Следуя за ним, я вскоре тоже явственно услышал какое-то таинственное гудение. Оно мне напомнило звуки музыки, как будто кто-то играл на флейте. По мере приближения музыка усиливалась. Чтобы точно определить местонахождение странного солиста, мы остановились и замерли. Но, к нашему удивлению, звуки внезапно прекратились. Что за чертовщина? Очередной порыв ветра вновь заставил кого-то заиграть, и на этот раз так слаженно, что мы переглянулись. Кто это? Уж не леший ли потешается?

И только когда вышли на небольшую поляну музыканта обнаружили. Увидев то, что издавало музыку, мы не поверили глазам: на вершине одной из сосен красовалась огромная «шапка» из сросшихся густых ветвей. Порывы ветра, насквозь пронизывающие это необычное переплетение сучьев, вызывали своеобразное и довольно богатое по тональности звучание, как будто тут играл оркестр из множества инструментов.

Что за ерунда? – подумает читатель. Вот и мы тоже очень удивились. Надо сказать, что для леса это своеобразное природное образование не такая уж и редкость. И сверхъестественного тут тоже ничего нет. Подобная ветвистость встречается и на кустарниках, и на ветвях, и даже на стволах высоких деревьев, чаще – на зрелых соснах. Она называется «ведьминой метлой» и представляет собой густой шарообразный или удлинённый кустик, достигающий нередко значительных размеров, как, к примеру, повстречавшаяся нам эта «сосновая шапка».

Столь необычное название этому явлению природы придумали наши предки, поскольку оно было им совершенно непонятно. Сейчас учёными установлено, что это – результат одного довольно редкого заболевания, вызываемого грибками, вирусами и бактериями. Серьёзной опасности для дерева оно обычно не представляет. Но бывают исключения. Появляясь на невысоких соснах, «ведьмины мётлы» иногда губят ещё неокрепшие молоденькие деревца, у которых не хватает силёнок для сопротивления. Вместе с деревцем, конечно же, погибает и сама мучительница. В древности уцелевший сухой остов погибшей «ведьмины метлы» наводил на людей страх и ужас. Считалось, если повстречаешь в лесу «метлу», то худое место надо быстренько покинуть, в противном случае заболеешь лихорадкой, и хворь эта распространится на всех членов семьи. А коль принесёшь «веник» в дом – жди большой беды, дескать, ведьма обязательно пропажи хватится и по следам ограбившего инвентарь свой отыщет, и тогда пощады не жди.

Но и в наше время повстречавшуюся «ведьмину метлу» обойти вниманием невозможно. Особенно заметна она зимой, когда в лесу чисто и просторно. На фоне морозной синевы «метлу» видно издали, её обличье будит воображение людей. То своим странным видом она вдруг напомнит затаившегося неведомого зверя, то крупную птицу, а то и «примет» облик какого-нибудь невиданного чудища.

Вот и на этот раз, увидев огромный тёмный силуэт на вершине сосны, мы с другом приняли его за гнездо крупной хищной птицы, и только подойдя ближе, поняли, что обознались. В морозной синеве, обманувшая наше воображение находка оказалась обычной «ведьминой метлой». И всё же нашему удивлению не было конца. Музыкант! Нет, скорее целый музыкальный оркестр! Симфония была настолько громкой, необычной и вызвала такой интерес, что мы стояли и не могли наслушаться. Тут менялась тональность, сила звучания, мелодия то и дело обогащалась подголосками других «музыкальных инструментов». Мы слушали эту завораживающую музыку и молчали, словно опасались спугнуть её. Конечно, мы понимали: поменяй ветер направление или напор, и эта магическая мелодия исчезнет и, возможно, навсегда. Мало ли что в устройстве этого необычного «музыкального инструмента» поменяется, например, густота ветвей, или ветер что-то порушит. И всё! Но в тот день музыка была чертовски приятной – сочной, красочной, богатой и лилась, словно со сцены самого престижного в мире театра, не переставая очаровывать и удивлять. Выходит, что в природе бывает не только «ведьмина метла», но и «ведьмина музыка». Никогда больше я не встречался с таким явлением природы.

Иллюстрации:  Иван Назаров









Новости партнеров