Часовые леса. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

Статья
Часовые леса. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова
13:31, 3 Января 2018

Все мы знаем, что собаки – отменные сторожа. К примеру, в деревнях, где эти животные служат часовыми, они способны учуять чужака, будь то человек или зверь, ещё издали и тревожным лаем оповестить жителей о его приближении. Но мало кто знает, что и в дикой природе есть свои часовые и при приближении незваного гостя они тоже поднимают тревогу.

Поводов поднять тревогу или даже посеять панику в природе бывает много, особенно в лесу, где недругов хоть отбавляй. Тут далеко не увидишь, а значит, у хищников всегда есть возможность подкрасться к жертве незаметно и застигнуть её врасплох. Поэтому во избежание беды, обитатели леса больше полагаются не на зрение, а на обоняние и слух.

Как-то в пору зелёной весны, осматривая просеку в бинокль, я увидал шагавших мне навстречу двух лосей. Прикинув, что в этой ситуации зверей можно сфотографировать с близкого расстояния, я спрятался за толстой сосной и замер в неподвижности. Однако метров за пятьдесят ходоки остановились как вкопанные. Видеть меня они не могли, – нас разделяла густая стена ивняка. Чтобы не быть обнаруженным, я на всякий случай даже дыхание затаил. Не помогло! Даже при малейшем дуновении ветерка звери ненавистный им запах человека уловили. В итоге – треск сучьев, удаляющийся топот, разочарование.

В другой раз я попытался подкрасться к лосю по замёршему руслу реки с дальнобойным телеобъективом. Зверь отдыхал в зарослях ивняка примерно метрах в ста от реки. Я был уверен, что по льду к нужному месту подползу незамеченным и, выглянув из-за берега, сделаю вожделенный кадр. Не вышло. Зверь хотя и находился на приличном расстоянии, человека всё же учуял, резво вскочил и дал дёру.

В обоих случаях звери полагались исключительно на своё обоняние, то есть были сами себе часовые. Отменное чутьё и слух также проявляют волки, рыси, еноты, кабаны, лисы.

Однако в природе кроме врождённой «системы сигнализации», предупреждающей животного об опасности, существует ещё и «вневедомственная» охрана. Она всегда начеку и оповещает обитателей леса обо всём, что таит угрозу их жизни. К примеру, всем известные сороки. Все животные этим бдительным птицам доверяются с рожденья и, услышав их тревожное стрекотанье, сразу же принимают меры предосторожности: оставляют дела, оглядываются, прислушиваются, или же спешно покидают место действа.

Сорока

Как-то я вёл наблюдение за колонией сусликов. Скрываясь в куртине бодяков, зверьки не подозревали о моём присутствии и в привычном течении жизни занимались делами: одни чистили норки, другие кормились злаковыми травами, третьи принимали солнечные ванны. В целях безопасности за всем происходящим в колонии следил часовой. Он стоял на холмике и, оглядывая окрестности, изредка издавал негромкий певучий свист: «Всё в порядке...» Но вдруг в соседствующем с лужайкой островке леса тревожно застрекотала сорока. И часовой, заподозрив неладное, свистнул так громко и пронзительно, что вся компания в страхе кинулась в норки. Это означало: «Опасность! Спасайтесь!» И тут я увидел крадущуюся к колонии лису.

Патрикеевна так увлеклась охотой, что совсем потеряла бдительность. И только когда приблизилась на расстояние пяти шагов к месту, где я скрывался, насторожилась и озадаченно уставилась на куртину бодяков. Щелчок фотокамеры – звук лисе незнакомый, поэтому оплошавшую охотницу он рванул с места, будто выпущенное из пушки ядро. Наблюдавшая за всем происходящим сорока на «полёт» лисы отреагировала безудержным истеричным стрекотанием.

В природе роль часового играет и сойка. Птица эта не редкая в наших лесах и по умению обнаружить опасность соперничает с сорокой. Крик сойки довольно жёсткий и по характеру как бы и предназначается для сигналов тревоги. Животные на её крик реагируют так же остро, как и на стрекотание сороки. Причём все звуки, издаваемые этими «мирскими» служаками, обитатели леса легко распознают – галдят ли птицы от нечего делать или предупреждают об опасности.

Сойка

О том, что в лесу находится неприятель и назревает опасность, животные также узнают по тревожному голосу сойки, фырканью лося, верещанию белки, тревожному квохтанью глухарки, возбуждённым пискам синиц.

Неплохим осведомителем обо всём необычном в жизни леса является чёрный ворон. Увидав с высоты полёта крадущегося по лесу человека или зверя, он непременно обронит своё тревожное «Крру, крру». Для обитателей леса это означает: «Будьте бдительны. В лесу чужой!» Охотники эту чёрную птицу недолюбливают, и когда бывают ею обнаруженными, преследование зверя прекращают, зная, что удачи уже не будет.

Есть в природе и другое средство оповещения об опасности – паника! Она очень действенна и в образе жизни птиц играет особую роль. Зрение у них гораздо острее, чем у зверей. И если кабаны, лоси, барсуки и некоторые другие обитатели леса живут с постоянно «включённым» чутьём и слухом, потому как близоруки, то для птиц важно врага не проморгать и своевременно поднять тревогу. Всякая пташка, заприметив в своём гнездовом районе восседавшего на дереве филина или другую крупную сову, немедленно «ударяет в набат». И сейчас же на её тревожные крики слетаются сородичи и все вместе они поднимают такую панику, что недруг сочтёт за благо поскорее убраться с глаз долой, лишь бы не слышать этот невыносимый гвалт. Филин для птиц – фигура ненавистная, даже зимой, когда гнездовые хлопоты давно миновали, этот ночной хищник всё равно вызывает у всех раздражение. Поэтому собираясь всем миром и сея панику, птицы стараются обратить его в «бегство», дескать, нахал! – белым днём разбойничает!

К панике, как к надёжному, а то и единственному средству защиты, прибегают птицы, которые селятся колониями. Яркий тому пример – гнездовая колония дроздов-рябинников. Мало того, что эти колонисты отличаются поразительной бдительностью, так они ещё и ужасно горластые. Увидав вблизи колонии хищника, будь то ворона, сова, куница или кто-то другой, они поднимают такой шум и при этом так дружно и бесстрашно на неприятеля пикируют, что тот утекает в жутком страхе. Тревога дроздов предупреждает об опасности не только сородичей, но и других обитателей леса, и все службе безопасности колонистов доверяются.

У обитателей леса существуют и другие способы оповещения сородичей об опасности. Заяц, прощающийся с жизнью в зубастой пасти рыси, лисы, волка или в когтистых лапах филина, издаёт пронзительный душераздирающий крик: «Я погибаю. Спасайтесь, кто может!» В оголённой природе зимнего леса предсмертный крик косого слышен далеко окрест и приводит всё живое в неописуемый ужас.

Филин

Знакомый лесничий рассказывал, как однажды зимой с наступлением вечерних сумерек он выбирался из заболоченного ольшаника. Бывалый этот человек в лесу хорошо ориентируется и уже, было, подходил к дороге, как вдруг в черноте ольшаника раздался такой ужасающий крик, что у него от страха вздыбились под шапкой волосы, а ноги подкосились и сделались ватными. Шутка ль, крик так походил на предсмертный вопль человека, что подумаешь всякое. Страх усилился, когда лесничий увидел несущую прямо на него ватажку кабанов. Клыкастые эти звери напугались не меньше, потому как пронеслись мимо, не обратив ни малейшего внимания на стоящего в растерянности человека. Придя в себя, лесничий догадался: так истошно вопить способен только заяц. Угодив в пасть или когти какого-то хищника и крича от безысходности, косой напугал до полусмерти всех, кто находился поблизости, включая и его самого.

Для животных самые тревожные дни наступают в пору размножения, когда хищники, пользуясь беспечностью родителей, покушаются на беззащитный молодняк. В это время каждая семейная пара роль часовых берёт на себя. У птиц с появлением птенцов один из родителей, чаще самка, добывает корм неподалёку от гнезда, чтобы иметь возможность вовремя «засечь» врага и «ударить в набат».

В пору размножения меры предосторожности принимают даже хищники. Тот же филин, занимаясь разбоем по ночам, днём вынужден дежурить у гнезда. Из всех сов, предпочитающих гнездиться в дуплах деревьев и старых постройках ворон, канюков и ястребов, филин гнездится исключительно на земле, поэтому тут уберечь бы своих птенцов. Охраннику приходится конфликтовать с лисами, кабанами и многими другими зверями, испытывающими интерес к содержимому гнёзд, устраиваемых на земле. Раньше считали, что совы видят только в тёмное время суток. Это заблуждение, – они прекрасно видят и ночью, и днём.

Филин – довольно крупная, сильная и необычайно смелая птица. Будучи охранником, он нападает исподтишка, молчком, пуская в ход свои острые, как бритва когти. Зная о решительности и небывалой отваге филина, с ним никто из зверей, включая изворотливую рысь, предпочитает не связываться, и даже такой великан, как лось, обойдёт его владения стороной.

Однако неправильно было бы думать, что обитатели леса пребывают в постоянном страхе. Отнюдь. Все они погружены в свою привычную размеренную жизнь – кормятся, забавляются игрой, заботятся о потомстве, спят. Но, случается, что состояние безмятежности вмиг сменяется чувством тревоги или паники. И тогда, доверившись сигналу часового, опыт жизни обязывает их быстро принимать меры – бежать или затаиться. Сплоховал, и больше света Божьего не увидишь. Такова жизнь леса.

Иван Назаров
Автор:
Иван Назаров
Иллюстрации:  Иван Назаров
Материалы по теме: