События

Лето Алёши Арсеньева. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

Статья
Лето Алёши Арсеньева. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

К берегу реки мы ползём по-пластунски. Нам надо добраться до густой куртины бодяков, возвышающейся на краю обрыва. Оттуда хорошо просматривается примыкающий к реке песчаный гребень. Там прямо на голом песке устроили гнездо кулики-сороки. Птицы эти очень осторожные и для наших мест представляют большую редкость.

Мы стараемся подкрасться к наседке как можно ближе и, оставаясь незамеченными, попытаться сфотографировать её. Без специального укрытия сделать это практически невозможно, но с высоты берега, если, конечно, птица нас не заметит, попытаться можно. Вот только рыбаки… Они находятся неподалёку, но о гнезде и нашем присутствии не подозревают. Не дай Бог им увидеть нас – поднимут на смех или сочтут за ненормальных. К нашей радости всё обошлось. Мы на месте и, главное, остаёмся никем незамеченными. До птицы метров пятнадцать. Мой юный друг осторожно просовывает объектив фотоаппарата сквозь жёсткие стебли бодяков с лилово-пурпурными цветками и нацеливается на гнездо. Готовлюсь к съёмке и я. Над нами с убаюкивающими свистами реют степенные щурки, над берегом, выискивая поживу, патрулирует коршун, а возле старых вётел и прибрежных лозняков сверкает кобальтовой синевой пролетающая птичка зимородок. Но нас это нисколько не занимает – всё внимание сосредоточено на песчаном гребне. Жарко. Наседку что-то не устраивает, она то и дело приподнимается, переворачивает кладку яиц и, быстро работая лапками, углубляет гнездовую ямку. Вторая птица в это время кормится где-то поблизости. У куликов-сорок пищеварительный тракт работает в ускоренном темпе, поэтому они часто оставляют гнездо, чтобы покормиться. Смена наседок у них происходит примерно через каждые 20-30 минут. Эту вахтенную церемонию – сдал, принял – мы и хотим запечатлеть. Ждём...

кулики сороки

Самое время представить моего юного друга. Это ученик школы № 57 Алёша Арсеньев. В сентябре он пойдёт в десятый класс. И хотя Алёша человек городской, в мире дикой природы он постепенно становится своим человеком. А началось всё с кормушки, устроенной три года назад перед окошком дома, точнее – с птиц её посещающих. Осенью и зимой к окошку Арсеньевых поклевать угощение прилетают воробьи, синицы, поползни, снегири, дятлы, а ближе к весне к ним присоединяются зеленушки и дубоносы. На первых порах юный натуралист распознавал постояльцев кормушки с помощью красочного определителя, приобретённого в магазине, но вскоре узнавал их уже, что называется, слёту. Характер, повадки, поведение в стае и предпочтения в еде у всех птиц разные, это мальчика заинтересовало. Ему захотелось узнать о них больше. Он много читает, продолжает наблюдения, выбираясь для этого в парк или на окраину города. Каждую новую для него птичку, встреченную в воскресных вылазках, он узнаёт с помощью определителя, который держит буквально под подушкой. Мама Алёши, видя в мальчике неудержимый интерес к живой природе, приобретает для его увлечения необходимые принадлежности – бинокль, цифровой фотоаппарат, сменные объективы, ноутбук. «Учись, наблюдай, фотографируй! Может, биологом станешь», – напутствовала она сына, зная, как важно вовремя бросить нужное зёрнышко в землю. Всходы получились ранними. Первые же кадры, сделанные начинающим фотоохотником, оказались настолько удачными и такими занимательными, что мама Алёши была просто шокирована – так всё красиво и грамотно сделано, будто снимал не школьник, а вполне зрелый мастер. Не мог налюбоваться снимками и дедушка: «Ну надо же какой молодчина, не ожидал…» Однако более авторитетную оценку снимкам дала бабушка. Она биолог и знает цену фотографиям, на которых запечатлены обитатели дикой природы, знает, каким трудом они добываются. «Надо помочь этой искорке возгореться, – будет из мальчика толк», – говорила она Алёшиной маме.

Окрылённый успехом Алексей, чувствуя в себе способность и неукротимую любознательность, стал просить мать, чтобы в выходные вместе выезжать на машине загород. Всё равно куда ехать, лишь бы быть ближе к живой природе, своими глазами видеть её сокровенные уголки. Согласилась. И с этого дня мир для Алёши наполнился радостью. Самыми интересными местами в этом мире стали для него Окские просторы с многочисленными озёрами, населёнными чайками, крачками, утками, сосновые лесочки с ястребами, коршунами, канюками, мокрые луговины с жёлтыми трясогузками и куликами. Есть в этом огромном мире ещё внушительной высоты крутой обрыв, желтеющий средь буйной зелени лугового раздолья. Интересен он тем, что в его глиняных склонах гнездится множество птиц, которые устраиваются в глубоких норках. Тут и скворцы, и полевые воробьи, и ласточки-береговушки, но более всего щурок, которых ежегодно поселяется до полусотни пар. Щурки исключительно фотогеничны, снимать – одно удовольствие. Для юного фотоохотника они стали желанным объектом. День летних каникул велик, можно многое увидеть и узнать, что деется в этом царстве, но и его не хватало, чтобы удовлетворить жадную страсть к фотоохоте.

Как-то Алёша приобрёл одну из моих книг и, листая её, был поражен снимками, на которых животные позируют с расстояния, что называется, вытянутой руки. Как же это делается? – спрашивал себя начинающий фотограф. Он, конечно, понимал, что тут кроются какие-то хитрости и уловки, о которых трудно догадаться. Но как об этом узнать?

стрекоза-коромысло

Решился позвонить в редакцию газеты, так, мол и так, хочу познакомиться с таким-то человеком. И знакомство наше состоялось. Было это накануне весны. Весь вечер мы говорили о разных разностях, смотрели фотографии, слушали записи голосов птиц и подружились… И вот в совместных вылазках на природу уже съедено много соли. В лесу Алёша по малейшим признакам (по голосу, оброненным пёрышкам, следам на песке и многому другому) научился узнавать, какие животные обитают в данном месте, где предпочитают устраивать гнездо или норку. Ради страсти снимать птиц, мы забирались в малопосещаемые людьми глухие места, которые с точки зрения натуралистов можно назвать «святыми» – так много в них птиц. Нашли несколько дупел хохлатых синиц. И хотя птички эти на удивление доверчивы и человека подпускают довольно близко, мы всё же посчитали нужным соорудить укрытие, чтобы не травмировать их. И Алёша впервые в жизни вкусил смак фотоохоты из скрадка, зная, что синицы о присутствии человека не подозревают и ведут себя непринуждённо.

За лето мы побывали в самых разных местах нашей удивительной и разноликой природы, получая удовлетворение от фотоохоты. На опушке соснового бора снимали колонию цапель, на лугах – парящих хищных птиц, на озёрах – обитателей тростниковых зарослей. Фотографировали цветы, козявок, стрекоз, пейзажи. Всего не счесть, да это и не важно. Важно другое: Алёша многое узнал и многому научился. Узнал, что кроме владения техникой и мастерства съёмки, фотограф-натуралист должен хотя бы немного быть ещё поэтом, биологом и следопытом со страстью охотника, сочетая в себе терпение и выносливость, а также быть наделённым чувством меры и вкуса. Однако главная тут составляющая – безмерная любовь к природе. И Алёша знает об этом не понаслышке.

кулики-сороки у гнезда

…Наш кулик оставляет гнездо и резко взмывает вверх. Это один из рыбаков, решив, что должного клёва не будет, смотал удочки и стал взбираться по гребню наверх к оставленной машине, потревожив при этом наседку. Тропинка пролегает в полуметре от гнезда, и птица вынуждена тут «уступать» дорогу каждому ходоку. Покровительственная окраска лежащих на песке яиц у куликов-сорок идеальна, увидеть их сложно. Но, несмотря на это, существует опасность, что рано или поздно на кладку кто-нибудь наступит и тогда гнезду каюк.

Своё название кулик-сорока получил из-за контрастной чёрно-белой окраски, которая очень напоминает окраску всем известной сороки, величаемой ещё белобокой. Да и размером кулик с неё же. Тяготея к воде, главным образом к рекам, эти кулики не очень-то требовательны к выбору места гнездования и очень часто поселяются в местах отдыха людей. Поэтому в большинстве случаев их кладки погибают. Здесь, видимо, случится то же самое. Лето, тепло, песчаный берег, – рыбаки и купальщики к этому месту так и льнут.

Полтора часа сидения в бодяках – время для моего юного друга, разумеется, непотерянное. Одно дело узнавать о поведении птиц из книг и совсем другое видеть таинства их жизни своими глазами. Алёшу, как начинающего исследователя родной природы, это и удивляет, и учит, поскольку Природа с глазу на глаз – лучший учитель.

Мы не ставим на этом точку. Планы у нас с Алёшей грандиозные, а, значит, будут и другие интересные встречи с обитателями нашей многоликой природы.

Читайте также другие очерки Ивана Назарова:

Автор:  Иван Назаров
Фотоматериалы:  Иван Назаров